Для взыскания упущенной выгоды необходимо документально подтвердить совершение конкретных действий, направленных на извлечение доходов, которые не были получены в связи с допущенным должником нарушением

Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2016 N 18-КГ15-237

Требование: О возмещении материального ущерба.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что в результате ненадлежащего исполнения банком принятых на себя обязательств истцу были причинены убытки в виде упущенной выгоды.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд, так как, ранее удовлетворяя исковые требования, суд не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями банка и наступившими непосредственно у истца неблагоприятными последствиями. Какие обстоятельства нужно доказывать при возникновении спора в рамках ст. 15 ГК РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 января 2016 г. N 18-КГ15-237

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Манасян О.Г. к ОАО «Сбербанк России» о возмещении материального ущерба,

по кассационной жалобе ПАО «Сбербанк России» на решение Центрального районного суда г. Сочи от 15 апреля 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителей ПАО «Сбербанк России» — Вересы С.Г., Сафонова Д.Н., Игнатенко М.В., Кукина А.В., Карповой Ю.А., Лучинкиной Т.С., представителя Манасян О.Г. — Лобова Я.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Манасян О.Г. обратилась в суд к ОАО «Сбербанк России» (далее — Банк) с указанным выше иском, просила взыскать денежные средства в размере <…> руб. в виде снижения стоимости активов группы компаний «Юг» (ОАО «Юг», ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский» и ООО «Авиценна-Сочи», собственником которого являлась истица), сославшись на причинение ей вреда, возникшего по ее мнению в результате недофинансирования Банком ОАО «Юг» по кредитным договорам, по которым она являлась поручителем.

Решением Центрального районного суда г. Сочи от 15 апреля 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 г., исковые требования удовлетворены.

В кассационной жалобе ПАО «Сбербанк России» ставится вопрос об отмене решения Центрального районного суда г. Сочи от 15 апреля 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 22 декабря 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, письменные объяснения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что между ОАО «Сбербанк России» и ОАО «Юг» заключены кредитные договоры от 23 декабря 2004 г., 30 декабря 2008 г., 26 января 2009 г., 24 декабря 2009 г.

В целях обеспечения обязательств по перечисленным выше кредитным договорам между Банком и Манасян В.Г., являющимся председателем Совета директоров ОАО «ЮГ», заключены договоры поручительства от 23 декабря 2004 г., 30 декабря 2008 г., 26 января 2009 г., 24 декабря 2009 г.

Также в целях обеспечения обязательств по кредитным договорам между истцом Манасян О.Г. (супругой Манасян Г.В.) и Банком заключены договоры поручительства от 30 декабря 2008 г., 26 января 2009 г., 22 декабря 2009 г., 24 декабря 2009 г.

В связи с нарушением кредитных обязательств со стороны ОАО «Юг» Банк обратился в суд с иском о взыскании долга в сумме более <…> руб., по результатам рассмотрения которого определением Мостовского районного суда Краснодарского края от 24 июня 2011 г. утверждено мировое соглашение, в соответствии с которым ответчики признали долг перед Банком и стороны установили график его погашения.

Судом установлено, что в собственности поручителей Манасян В.Г. и Манасян О.Г. имелись доли в размере 100% каждая в уставных капиталах трех предприятий: ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский», ООО «Ясень-К», ООО «Авиценна-Сочи».

Под обеспечение этих обязательств большая часть имущества этих предприятий, а также имущество ООО «Ясень-К», находилось в залоге у Банка. Имущество ООО «Авиценна-Сочи» было заложено Банку как по обязательствам ООО «Авиценна-Сочи», так и по обязательствам ОАО «Юг».

В конце 2011 года и в начале 2012 года Манасян В.Г. вел переговоры с Банком о том, чтобы произвести расчет путем передачи в собственность Банка 100% долей в уставных капиталах ООО «Ясень-К», ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинкий», ООО «Авиценна-Сочи».

24 декабря 2009 г. между Банком и ОАО «Юг» заключен договор об открытии невозобновляемой кредитной линии с лимитом в <…> руб. на срок до 30 сентября 2016 г. на цели финансирования расходов, связанных с техническим перевооружением линии по производству древесно-стружечных плит, по которому осуществлена выдача кредитных средств в размере <…> руб.

В дальнейшем, кредитование должника было приостановлено.

26 апреля 2012 г. Комитетом по проблемным активам ОАО «Сбербанк России» (далее — КПА) принято решение об утверждении «Плана мероприятий по обеспечению максимального возврата задолженности ОАО «Юг».

При принятии Плана мероприятий по обеспечению максимального возврата задолженности ОАО «Юг» (далее — Решение КПА) Банком принято решение о выделении кредита в размере <…> руб.

Указанный кредит предоставлен не был.

17 июля 2012 г. между Банком и ООО «СБ Инвест» заключен договор уступки прав N 178/2009-Ц, по которому Банк уступил ООО «СБ Инвест» права требования к ОАО «Юг», вытекающие из мирового соглашения от 24 июня 2011 г., утвержденного определением Мостовского районного суда от 24 июня 2011 г.

Общая сумма уступки права требования составляла <…> руб.

Отдельными соглашениями также ООО «СБ Инвест» уступлена задолженность ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский» на сумму <…> руб. и ООО «Авицена-Сочи» на сумму <…> руб.

23 ноября 2012 г. Манасян В.Г., действующий от себя лично и от имени Манасян О.Г., заключил с ООО «СБ Инвест» соглашение об отступном, по условиям которого взамен уплаты долга по определению Мостовского районного суда об утверждении мирового соглашения передал в собственность ООО «СБ Инвест» имущество, находившееся в общей совместной собственности супругов на общую сумму <…> руб. — 100% доли в уставном капитале ООО «Ясень-К» в размере <…> руб.; 100% доли в уставном капитале ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский» в размере <…> руб.; 100% доли в уставном капитале ООО «Авиценна-Сочи» в размере <…> руб. В соответствии с решением КПА учредителям ООО «Ясень-К», ООО «Мясокомбинат Усть-Лабинский», ООО «Авиценна-Сочи» была прощена задолженность на общую сумму <…> руб.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции, с выводами которого согласилась судебная коллегия по гражданским делам Краснодарского краевого суда, исходил из того, что в результате ненадлежащего исполнения Банком принятых на себя обязательств, Манасян О.Г. были причинены убытки в виде упущенной выгоды, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с существенным нарушением норм материального и процессуального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По смыслу указанных правовых норм, для наступления гражданско-правовой ответственности за причинение вреда, в частности в виде возмещения убытков, необходимо установление фактов наступления вреда, его размера, противоправности поведения причинителя вреда, его вины, а также причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными последствиями.

При этом факт возникновения убытков зависит от установления наличия или отсутствия всей совокупности указанных выше условий наступления гражданско-правовой ответственности.

Удовлетворяя исковые требования, суд пришел к выводу, что Банк, не выполнив обязательства по предоставлению кредитных денежных средств, не дал возможность заемщику осуществить запуск производства ДСП, что повлекло возникновение у истца убытков в виде упущенной выгоды в размере <…> руб., получение которой за счет виновного лица, по мнению суда, позволяет восстановить право поручителя на восстановление финансовой состоятельности должника и справиться с обязательством по кредиту.

Между тем, судом не учтено, что по смыслу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации упущенной выгодой является не полученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса, лица, право которого нарушено, если бы нарушения не было.

Возникновение у лица права требовать возмещения убытков обусловлено нарушением его прав.

Как установлено судом, Манасян О.Г. стороной договора об открытии невозобновляемой кредитной линии от 24 декабря 2009 г., заключенного между Банком и ОАО «Юг», не являлась.

Какие права и законные интересы истца нарушены в результате недофинансирования Банком ОАО «Юг» судом не указано.

Кроме того, согласно пункту 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации применительно к убыткам в форме упущенной выгоды лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать, что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве субъективного представления данного лица.

Лицо, взыскивающее упущенную выгоду, должно подтвердить совершение им конкретных действий, направленных на извлечение доходов, которые не были получены только в связи с допущенным должником нарушением, являющимся единственным препятствием, не позволившим получить доход.

Данные требования выполнены не были.

Статьей 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлены требования к решению суда, в соответствии с которыми решение суда должно быть законным и обоснованным.

Верховный Суд Российской Федерации в пункте 3 постановления Пленума от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснил, что решение может считаться законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права. Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 5961, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Согласно части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В случае установления судом того, что Манасян О.Г. является лицом, у которого могли возникнуть убытки в результате действий Банка по недофинансированию ОАО «Юг», то в таком случае обстоятельствами, имеющими юридическое значение для правильного разрешения спора, является установление того связано ли уменьшение активов группы компаний «Юг» только с неосуществлением Банком финансирования в полном объеме и зависело ли завершение технического перевооружения ОАО «Юг» от каких-либо иных факторов, кроме финансирования.

Между тем, данные обстоятельства не были установлены.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает необходимым отметить следующее.

Принимая решение по данному делу, суд пришел к выводу о неправомерном поведении Банка, связанным с невыплатой заемщику в полном объеме денежных средств по договору об открытии невозобновляемой кредитной линии от 24 декабря 2009 г.

Как указывал ответчик, денежные средства не были выплачены в полном объеме в связи с наличием обстоятельств, свидетельствующих о невозможности возврата заемщиком кредитных денежных средств, то есть наличием обстоятельств, свидетельствующих о его неплатежеспособности.

Неплатежеспособность заемщика в силу пункта 1 статьи 821 Гражданского кодекса Российской Федерации является самостоятельным основанием для отказа кредитором от предоставления кредитных средств.

Таким образом, вывод суда о наличии в действиях Банка признаков противоправности поведения, сделан без учета положений пункта 1 статьи 821 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, судом не были учтены условия кредитного договора об открытии невозобновляемой кредитной линии от 24 декабря 2009 г., согласно которым Банк был вправе прекратить выдачу кредита в случае непогашенной задолженности ОАО «Юг» по данному договору или по иным кредитным договорам.

Согласно статье 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Целью гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений (статья 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В развитие закрепленной в статье 46 Конституции Российской Федерации гарантии на судебную защиту прав и свобод человека и гражданина часть первая статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Российской Федерации устанавливает, что заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

Тем самым гражданское процессуальное законодательство, конкретизирующее положения статьи 46 Конституции Российской Федерации, исходит, по общему правилу, из того, что любому лицу судебная защита гарантируется только при наличии оснований предполагать, что права и свободы, о защите которых просит лицо, ему принадлежат, и при этом указанные права и свободы были нарушены или существует реальная угроза их нарушения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13 мая 2014 года N 998-О).

Удовлетворяя исковые требования Манасян О.Г. и взыскивая в ее пользу упущенную выгоду, не полученную по мнению суда в результате незавершения технического перевооружения ОАО «Юг», суд не указал мотивы, по которым он пришел к выводу о наличии причинно-следственной связи между действиями Банка и наступившими непосредственно у истца неблагоприятными последствиями.

На основании изложенного, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные нарушения норм права существенными, повлиявшими на исход дела, без их устранения невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов ПАО «Сбербанк России».

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 7 июля 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.