Истек срок исполнения кредитного обязательства — по требованию обратить взыскание на предмет ипотеки

Определение Верховного Суда РФ от 01.11.2016 N 127-КГ16-10
Требование: Об обращении взыскания на предмет ипотеки.
Обстоятельства: Банк указал на неисполнение заемщиком обязательств по возврату кредита, обеспеченного залогом квартиры.
Встречное требование: О прекращении ипотеки, снятии арестов и других ограничений, наложенных на квартиру.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судом неправильно исчислен срок исковой давности, в частности, срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на предмет ипотеки начинает течь с момента возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное имущество, о которых залогодатель знал или должен был знать.

Поскольку срок исполнения обеспеченного ипотекой кредитного обязательства истек 21 февраля 2010 г., то с указанной даты подлежит исчислению срок исковой давности как по главному требованию Банка о взыскании суммы кредита, так и по требованию об обращении взыскания на указанную квартиру. Ст. 200 ГК РФ Начало течения срока исковой давности

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 ноября 2016 г. N 127-КГ16-10

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В., Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску публичного акционерного общества «Первый Украинский Международный банк» к Швецу В.А., Швец Я.В. об обращении взыскания на предмет ипотеки и по встречному иску Швеца В.А., Швец Я.В. к публичному акционерному обществу «Первый Украинский Международный банк» о прекращении ипотеки по кассационной жалобе Швец Я.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

публичное акционерное общество «Первый Украинский Международный банк» (далее — Банк) 9 сентября 2013 г. предъявило иск к Швецу В.А., Швец Я.В. об обращении взыскания на являющуюся предметом ипотеки квартиру, расположенную по адресу: <…>.

В обоснование требований Банк указал, что 25 марта 2008 г. между ним и Плачиндой Т.Н. заключен кредитный договор, в соответствии с которым истец предоставил Плачинде Т.Н. кредит в размере 130 000 долларов США на срок до 25 марта 2023 г. В обеспечение обязательств заемщика по данному договору между истцом и ответчиками был заключен договор ипотеки указанной выше квартиры. Плачинда Т.Н. обязательства по уплате ежемесячных платежей не исполняла, в связи с чем по состоянию на 22 июля 2013 г. образовалась задолженность в сумме 204 866,67 доллара США.

Швец В.А. и Швец Я.В. иск не признали, заявили о пропуске срока исковой давности, а также предъявили встречный иск к Банку о прекращении ипотеки, снятии арестов и других ограничений, наложенных на квартиру.

В обоснование встречного иска указали, что Банк направил в их адрес требования о досрочном возврате кредита 21 и 22 января 2010 г., однако требования об обращении взыскания на предмет ипотеки предъявил в суд по истечении срока исковой давности. Швец В.А. и Швец Я.В. также сослались на то, что Банк фактически утратил полномочия залогодержателя и не может реализовать права в отношении предмета ипотеки.

Решением Феодосийского городского суда Республики Крым от 8 августа 2014 г. исковые требования Банка удовлетворены, в удовлетворении встречного иска Швец В.А. и Швец Я.В. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г. решение суда первой инстанции отменено по процессуальному основанию, по делу принято новое решение о частичном удовлетворении требований Банка, которым обращено взыскание на предмет ипотеки в счет возмещения задолженности в сумме 146 280,44 доллара США путем его реализации с публичных торгов по начальной цене в размере 3 072 000 руб.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 30 сентября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 25 марта 2008 г. между Банком как кредитором и Плачиндой Т.Н. как должником был заключен кредитный договор, по условиям которого Банк обязался предоставить Плачинде Т.Н. кредит в размере 130 000 долларов США с начислением процентов в размере <…>% годовых, а Плачинда Т.Н. обязалась в срок до 25 марта 2023 г. исполнить обязательства по возврату основного долга и уплате процентов (т. 1, л.д. 14 — 18).

В этот же день в обеспечение исполнения кредитных обязательств Плачинды Т.Н. между Банком как ипотекодержателем и Швецом В.А., Швец Я.В., как ипотекодателями был заключен договор ипотеки принадлежащей ответчикам квартиры, расположенной по адресу: <…> (т. 1, л.д. 22 — 25).

С 2009 года Плачинда Т.Н. прекратила исполнение кредитных обязательств перед Банком по внесению периодических платежей.

21 января и 17 июня 2010 г. Банк направлял Швецу В.А., а 17 июля 2010 г. — Швец Я.В. требования о досрочном исполнении обязательств по указанному выше кредитному договору в связи с неисполнением обязательств заемщиком (т. 1, л.д. 154 — 155, т. 2, л.д. 85).

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 20 ноября 2012 г. отменено решение Феодосийского городского суда Автономной Республики Крым от 21 июня 2011 г. по делу по иску Банка к Плачинде Т.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору и по встречному иску Плачинды Т.Н. к Банку о признании кредитного договора и договоров ипотеки недействительными, по делу принято новое решение, которым исковые требования Банка удовлетворены, с Плачинды Т.Н. в пользу Банка взыскана задолженность по кредитному договору в сумме 146 280,44 доллара США, в удовлетворении встречного иска Плачинды Т.Н. отказано (т. 1, л.д. 16).

Удовлетворяя исковые требования Банка по настоящему делу, суд апелляционной инстанции сослался на то, что установленный вступившим в законную силу судебным постановлением факт неисполнения Плачиндой Т.Н. кредитных обязательств перед Банком является основанием для обращения взыскания на квартиру, переданную ответчиками в ипотеку в обеспечение названных обязательств.

Отклоняя заявление ответчиков о пропуске истцом срока исковой давности, суд указал, что принятие апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 20 ноября 2012 г. о взыскании с Плачинды Т.Н. задолженности по обеспеченному ипотекой обязательству и повторное направление ответчикам требования Банка о досрочном погашении задолженности в мае 2013 г. свидетельствуют о перерыве течения срока исковой давности, а поскольку обеспеченные ипотекой кредитные обязательства не исполнены до настоящего времени, основания для применения срока исковой давности отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции сослался также на повторное предъявление требований к залогодателям об исполнении обязательств заемщика как на перерыв течения срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы судов о том, что срок исковой давности по требованию Банка об обращении взыскания на переданную в ипотеку квартиру не истек, основанными на неправильном применении норм материального права.

Согласно взаимосвязанным положениям пунктов 1 и 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации договор может быть изменен или расторгнут по соглашению сторон или по требованию одной стороны в предусмотренных законом или договором случаях.

В соответствии с пунктом 2 статьи 811 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором займа предусмотрено возвращение займа по частям (в рассрочку), то при нарушении заемщиком срока, установленного для возврата очередной части займа, заимодавец вправе потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы займа вместе с причитающимися процентами.

По смыслу приведенных норм закона, предъявление кредитором требования о досрочном возврате суммы займа (кредита) изменяет срок исполнения обязательства по возврату суммы долга (кредита).

Как установлено судом, 21 января 2010 г. Банк направил Плачинде Т.Н. и ответчикам требование о досрочном исполнении обеспеченных ипотекой квартиры кредитных обязательств в течение 30 календарных дней.

Таким образом, срок исполнения обеспеченных ипотекой спорной квартиры кредитных обязательств Плачинды Т.Н. истек 21 февраля 2010 г.

Следовательно, основание для обращения взыскания на переданную в ипотеку квартиру возникло 21 февраля 2010 г.

Требование залогодержателя к залогодателю об обращении взыскания на заложенное имущество не относится к перечисленным в статье 208 Гражданского кодекса Российской Федерации требованиям, на которые срок исковой давности не распространяется.

Согласно пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года со дня, определяемого в соответствии со статьей 200 названного кодекса.

В силу пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

Из приведенных правовых норм следует, что срок исковой давности по требованию об обращении взыскания на предмет ипотеки начинает течь с момента возникновения оснований для обращения взыскания на заложенное имущество, о которых залогодатель знал или должен был знать.

Поскольку срок исполнения обеспеченного ипотекой кредитного обязательства истек 21 февраля 2010 г., то с указанной даты подлежит исчислению срок исковой давности как по главному требованию Банка о взыскании суммы кредита, так и по требованию об обращении взыскания на указанную квартиру.

С истечением срока исковой давности по главному требованию считается истекшим срок исковой давности и по дополнительным требованиям (проценты, неустойка, залог, поручительство и т.п.), в том числе возникшим после истечения срока исковой давности по главному требованию (пункт 1 статьи 207 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Вместе с тем истечение срока давности по дополнительному требованию не влияет на течение срока исковой давности по основному обязательству, равно как и изменение течения срока исковой давности по главному требованию не влияет на течение срока давности по дополнительным требованиям до тех пор, пока он не истек.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», предъявление в суд главного требования не влияет на течение срока исковой давности по дополнительным требованиям (статья 207 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В нарушение приведенной правовой нормы и акта ее толкования суд апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела пришел к выводу о том, что предъявление Банком в суд иска по обеспеченному ипотекой обязательству заемщика и удовлетворение этого требования апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Апелляционного суда Автономной Республики Крым от 20 ноября 2012 г. повлекло перерыв срока исковой давности по дополнительному требованию об обращении взыскания на предмет ипотеки, обеспечивающей главное требование.

Кроме того, выводы суда апелляционной инстанции о том, что повторное направление ответчикам требований о досрочном исполнении обеспеченного ипотекой кредитного обязательства влечет перерыв течения срока исковой давности по требованию об обращении взыскания на спорную квартиру, являются ошибочными, поскольку такие действия совершены самим истцом и не свидетельствуют о признании ответчиками долга (часть 1 статьи 203 Гражданского кодекса Российской Федерации).

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела допущены нарушения норм материального права фундаментального характера, которые привели к неправильному разрешению спора.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Крым от 16 декабря 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.