О признании недействительным договора купли-продажи, признании права собственности на жилое помещение, истребовании помещения из чужого незаконного владения и выселении из него

Определение Верховного Суда РФ от 22.03.2016 N 5-КГ16-5

Требование: О признании недействительным договора купли-продажи, признании права собственности на жилое помещение, истребовании помещения из чужого незаконного владения и выселении из него.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что спорное жилое помещение выбыло из владения истца помимо его воли в результате неправомерных действий третьих лиц.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку судами с целью установления начала течения срока исковой давности не выяснен вопрос о том, когда истец в силу его полномочий и компетенции должен был узнать о нарушении права на жилое помещение. Ст. 200 ГК РФ Позиции судов о начале течения срока исковой давности со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 марта 2016 г. N 5-КГ16-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Назаренко Т.Н.

с участием прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Департамента жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы к Логинову И.Н., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Логинова Д.И., Логиновой В.И., к Логиновой Н.В., Марченко К.А. о признании договора недействительным, об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения, о выселении,

по кассационной жалобе представителя Логинова И.Н. — Вахитова И.С. и ходатайству Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Памфиловой Э.А. на решение Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., выслушав объяснения Логинова И.Н., его представителей — адвоката Семеновой Е.С., Вахитова И.С., представителя Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Майстренко А.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы и ходатайства, представителя Департамента городского имущества г. Москвы Ковалевой В.Е., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы и ходатайства, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Коробкова Е.И., полагавшего подлежащими отмене судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Департамент жилищной политики и жилищного фонда г. Москвы (далее — ДЖП и ЖФ г. Москвы) обратился в суд с иском к Логинову И.Н., действующему в своих интересах и в интересах несовершеннолетних Логинова Д.И. и Логиновой В.И., к Логиновой Н.В., Марченко К.А. и с учетом уточнения исковых требований просил признать недействительным договор купли-продажи жилого помещения, расположенного по адресу: <…>, от 13 августа 2009 г., признать право собственности на указанное помещение за г. Москвой, истребовать это помещение из чужого незаконного владения и выселить из него Логинова И.Н., Логинова Д.И. и Логинову Н.В. без предоставления иного жилого помещения со снятием их с регистрационного учета, в обоснование заявленных требований указав, что спорное жилое помещение выбыло из владения истца помимо его воли в результате неправомерных действий третьих лиц.

Ответчики иск не признали, заявив о применении срока исковой давности.

Решением Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 2014 г., исковые требования удовлетворены частично.

Признан недействительным договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: <…>, заключенный 13 августа 2009 г. между Ферапонтовой А.В. и Марченко К.А., зарегистрированный в Управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве 26 августа 2009 г. за N <…>.

Указанная квартира истребована от Логинова И.Н. и Логинова Д.И.

Прекращено право собственности Логинова И.Н., Логинова Д.И. на данную квартиру.

Логинов И.Н., Логинова Н.В., Логинова В.И. выселены из квартиры без предоставления другого жилого помещения. Логинов И.Н. снят с регистрационного учета в этой квартире.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2015 г. отказано в передаче кассационной жалобы Логинова И.Н., действующего также в интересах несовершеннолетних детей Логинова Д.И. и Логиновой В.И. для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Вступившим в законную силу определением Головинского районного суда г. Москвы от 14 сентября 2015 г. Логинову И.Н. восстановлен срок на подачу кассационной жалобы на решение Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 2014 г.

В кассационной жалобе представителя Логинова И.Н. — Вахитова И.С. и в ходатайстве Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Памфиловой Э.А. ставится вопрос об отмене решения Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 2014 г. ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации Нечаева В.И. отменено определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 января 2015 г., кассационная жалоба представителя Логинова И.Н. — Вахитова И.С. и ходатайство Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Памфиловой Э.А. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и ходатайства, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены решения Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 2014 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено, что собственником спорного жилого помещения — квартиры <…> в доме <…>, корпус <…>, по <…> — являлась Ферапонтова А.В., умершая 24 мая 2008 г. После смерти Ферапонтовой А.В. эта квартира стала выморочным имуществом.

О правовой судьбе указанного помещения 24 сентября 2008 г. разъяснено ДЖП и ЖФ г. Москвы председателю ЖСК-3 «Моспроект-2» (т. 2, л.д. 120).

Приговором Тушинского районного суда г. Москвы от 15 марта 2012 г. в редакции кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 9 июня 2012 г. в отношении Смирнова Э.В., Марченко К.А., признанных виновными в совершении преступлений, предусмотренных частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, установлено, что Смирнов Э.В. совместно с другими лицами в августе 2009 года путем обмана и злоупотребления доверием, используя свое служебное положение, совершил хищение и приобрел право собственности на спорное жилое помещение (т. 2, л.д. 1 — 56).

19 декабря 2009 г. между Марченко К.А. и Степаненко С.А. заключен договор купли-продажи спорного жилого помещения, в свою очередь Степаненко С.А. 28 апреля 2010 г. продал это помещение Логинову А.Н., заключившему 20 сентября 2010 г. с Логиновым И.Н. договор мены, на основании которого собственниками помещения стали Логинов И.Н. и его несовершеннолетний сын Логинов Д.И. (т. 1, л.д. 58, 59, 60, 81, 85 — 87).

На момент рассмотрения дела в спорной квартире зарегистрированы по месту жительства и проживают Логинов И.Н., его несовершеннолетняя дочь Логинова В.И., <…> года рождения, а также ее мать Логинова Н.В. (т. 1, л.д. 135 — 136).

Разрешая спор и удовлетворяя иск об истребовании спорной квартиры из владения Логинова И.Н. и его несовершеннолетнего сына Логинова Д.И., суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) пришел к выводу, что срок исковой давности истцом не пропущен, указав, что этот срок следует исчислять с 18 октября 2010 г. — даты вынесения старшим следователем 3-го отдела СЧ СУ при УВД по САО г. Москвы постановления о признании гражданским истцом представителя потерпевшего (т. 2, л.д. 89).

Кроме того, суд применил положения статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были связаны с лишением владения, исковая давность не распространяется.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что указанные выводы нельзя признать законными ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права, допущенных судами первой и апелляционной инстанций при разрешении данного спора.

Согласно статье 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Таким образом, нарушенное право подлежит защите в сроки, установленные законом.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Как установлено судом и следует из материалов дела, спорное жилое помещение, являвшееся выморочным имуществом, выбыло из владения субъекта Российской Федерации — г. Москвы в результате действий лиц, которые не имели права его отчуждать, и уполномоченный собственником жилищного фонда орган непосредственно не совершал каких-либо действий, направленных на отчуждение данного недвижимого имущества.

В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

В силу статьи 302 (пункты 1 и 2) Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал или не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Согласно пункту 35 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в ситуации, когда предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества в том числе к лицу, приобретшему имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, следует иметь в виду правила, установленные статьями 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из изложенных норм закона и разъяснений по их применению следует, что если недвижимое имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и между истцом и ответчиком отсутствуют договорные отношения, то независимо от избранного истцом способа защиты права (то есть заявление требования об истребовании жилого помещения из чужого незаконного владения, либо заявление требования о признании недействительными сделок по отчуждению жилого помещения, либо заявление таких требований одновременно) применяются правила статей 301, 302 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Поскольку истцом был заявлен иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск), к этим требованиям применяется общий срок исковой давности, который, в силу статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации составляет три года.

Вывод суда первой инстанции о том, что на спорные правоотношения исковая давность не распространяется, противоречит закону по следующим основаниям.

Согласно абзацу 5 статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304).

Статья 304 Гражданского кодекса Российской Федерации направлена на защиту прав собственника в рамках негаторного иска, предметом которого является требование собственника или законного владельца о совершении действия, устраняющего препятствие в пользовании и распоряжении имуществом, а также о воздержании от совершения подобных действий.

Такого требования истцом заявлено не было.

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент приобретения ответчиками спорной квартиры и предъявления иска в суд), если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начиналось со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», также действовавшего на момент возникновения спорных правоотношений и разрешения спора по существу, разъяснялось, что в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.

Согласно пункту 1 статьи 125 Гражданского кодекса Российской Федерации от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

Таким образом, действующее гражданское законодательство связывает возможность применения судом срока исковой давности с обращением лица в суд с иском по истечении установленного законом срока, исчисляемого либо с момента, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но длительное время не предпринимало действий к его защите, либо с момента, когда лицо, в силу осуществления им профессиональной деятельности или объективных обстоятельств, должно было узнать о таком нарушении права.

С иском об истребовании спорной квартиры из незаконного владения ответчиков ДЖП и ЖФ г. Москвы обратился в суд 10 июня 2013 года (т. 1, л.д. 3).

Согласно пункту 1 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, либо никто из наследников не имеет права наследовать или все наследники отстранены от наследования (статья 1117), либо никто из наследников не принял наследства, либо все наследники отказались от наследства и при этом никто из них не указал, что отказывается в пользу другого наследника (статья 1158), имущество умершего считается выморочным.

В пункте 50 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» разъяснено, что выморочное имущество, при наследовании которого отказ от наследства не допускается, со дня открытия наследства переходит в порядке наследования по закону в собственность соответственно Российской Федерации (любое выморочное имущество, в том числе невостребованная земельная доля, за исключением расположенных на территории Российской Федерации жилых помещений), муниципального образования, города федерального значения Москвы или Санкт-Петербурга (выморочное имущество в виде расположенного на соответствующей территории жилого помещения) в силу фактов, указанных в пункте 1 статьи 1151 Гражданского кодекса Российской Федерации, без акта принятия наследства, а также вне зависимости от оформления наследственных прав и их государственной регистрации.

Так как в соответствии с положениями статьи 1113 Гражданского кодекса Российской Федерации наследство открывается со смертью гражданина, спорная квартира перешла в порядке наследования по закону в собственность г. Москвы 24 мая 2008 г.

Как установлено судом и следует из материалов дела, о правовой судьбе спорного жилого помещения после смерти Ферапонтовой А.В. ДЖП и ЖФ г. Москвы стало известно не позднее 24 сентября 2008 г., регистрация перехода права собственности на спорную квартиру по сделке с Марченко К.А. состоялась 28 августа 2009 г.

Поскольку право собственности и другие вещные права на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре прав (далее — ЕГРП) органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней, течение срока исковой давности по таким искам начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права (пункт 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Пунктом 3.2.1 постановления Правительства Москвы от 22 июля 2008 г. N 639-ПП «О работе с жилыми помещениями, переходящими в порядке наследования по закону в собственность г. Москвы, и с жилыми помещениями жилищного фонда г. Москвы, освобождаемыми в связи с выбытием граждан» предусмотрена обязанность префектур административных округов г. Москвы организовать в установленном порядке проведение регулярных обследований жилых помещений управами районов города Москвы и направлять информацию в ДЖП и ЖФ г. Москвы в срок до 10 числа месяца, следующего за отчетным, ежемесячно.

На основании пункта 9.8.1 названного выше постановления на ДЖП и ЖФ г. Москвы возложена обязанность по обеспечению за счет и в пределах средств бюджета города Москвы по статье «Ремонт жилых помещений, переходящих в государственную собственность города и освобожденных за выбытием граждан» проведение выбранными на конкурсной основе подрядными организациями текущего или капитального ремонта жилых помещений, переходящих в порядке наследования по закону в собственность города Москвы, в срок не более 4 месяцев с момента оформления права собственности г. Москвы на указанные помещения.

В силу части 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

По данному делу исходя из заявленных исковых требований, возражений против иска, основанных в том числе на пропуске истцом срока исковой давности, их правового и фактического обоснования, одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств с учетом подлежащих применению норм материального права являлось выяснение вопроса о том, когда ДЖП и ЖФ г. Москвы в силу его полномочий и компетенции должен был узнать о нарушении его права на спорное жилое помещение.

Судом обстоятельства, связанные с соблюдением ДЖП и ЖФ г. Москвы названных выше мероприятий в отношении спорного помещения не устанавливались, в связи с чем вывод суда о дате начала течения срока исковой давности нельзя признать правильным.

Между тем, от выяснения указанных обстоятельств зависело правильное разрешение судом вопроса о сроке исковой давности, о применении которого заявлено ответчиками по делу.

Однако суд эти обстоятельства в нарушение требований Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не определил в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда.

При этом с учетом положений статей 67, 71, 195198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации выводы суда о фактах, имеющих юридическое значение для дела, не должны быть общими и абстрактными, они должны быть указаны в судебном постановлении убедительным образом со ссылками на нормативные правовые акты и доказательства, отвечающие требованиям относимости и допустимости (статьи 59, 60 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В противном случае нарушаются задачи и смысл судопроизводства, установленные статьей 2 названного кодекса.

Указанные выше требования закона судами первой и апелляционной инстанций выполнены не были.

Допущенные судами при рассмотрении дела нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов заявителя, в связи с чем решение суда и апелляционное определение подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, установить обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения требований и вынести решение в строгом соответствии с нормами материального и процессуального права.

Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Головинского районного суда г. Москвы от 29 ноября 2013 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 26 марта 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.