О расторжении договора купли-продажи автомобиля и взыскании денежных средств

Требование: О расторжении договора купли-продажи автомобиля и взыскании денежных средств.

Обстоятельства: Истец продал автомобиль третьему лицу, которому было отказано в постановке автомобиля на учет вследствие обнаружения признаков изменения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортное средство организациями-изготовителями, вступившим в законную силу решением суда договор купли-продажи был расторгнут. Истец полагает, что приобретенный им у ответчика в 2004 году автомобиль имел существенные недостатки.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку суд не установил начало течения срока исковой давности. К каким ситуациям не применяется Начало течения срока исковой давности

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 июня 2016 г. N 1-КГ16-6

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Асташова С.В. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Горбунова Н.Н. к Зиноватному В.П. о расторжении договора купли-продажи и взыскании денежных средств,

по кассационной жалобе Зиноватного В.П. на решение Котласского городского суда Архангельской области от 14 мая 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 10 сентября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., объяснения представителя Зиноватного В.П. — Цвиля В.С., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Горбунов Н.Н. обратился в суд с иском к Зиноватному В.П. о расторжении договора купли-продажи автомобиля и взыскании денежных средств, сославшись на то, что 19 августа 2004 г. между сторонами по делу был заключен договор купли-продажи автомобиля марки <…>, <…> года выпуска. Денежные средства (125 000 руб.) истцом переданы Зиноватному В.П. в день заключения договора. 29 июня 2014 г. указанный автомобиль Горбунов Н.Н. продал Шестакову В.А., которому отказано в постановке автомобиля на учет вследствие обнаружения признаков изменения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортное средство организациями-изготовителями.

Вступившим в законную силу решением Красноборского районного суда Архангельской области от 9 декабря 2014 г. договор купли-продажи от 29 июня 2014 г., заключенный между Горбуновым Н.Н. и Шестаковым В.А., расторгнут. Истец полагая, что приобретенный им у ответчика в 2004 году автомобиль имел существенные недостатки, просил расторгнуть договор купли-продажи от 19 августа 2004 г. и взыскать с Зиноватного В.П. 125 000 руб.

Ответчик иск не признал.

Решением Котласского городского суда Архангельской области от 14 мая 2015 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 10 сентября 2015 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Зиноватного В.П. ставится вопрос об отмене решения Котласского городского суда Архангельской области от 14 мая 2015 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 10 сентября 2015 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П. от 12 мая 2016 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судом при рассмотрении данного дела.

Судом установлено, что 19 августа 2004 г. между Зиноватным В.П. (продавец) и Горбуновым Н.Н. (покупатель) заключен договор купли-продажи транспортного средства — автомобиля <…>, <…> года выпуска, двигатель марки <…> N <…> идентификационный номер (VIN) <…>, кузов N <…>, цена автомобиля 125 000 руб.

29 июня 2014 г. указанный выше автомобиль Горбунов Н.Н. продал Шестакову В.А.

Шестаков В.А. обратился в отдел ГИБДД ОМВД России «Котласский» с заявлением о постановке на регистрационный учет приобретенного им автомобиля, однако в постановке на учет транспортного средства было отказано, поскольку при осмотре автомобиля были обнаружены признаки скрытия, подделки, изменения, уничтожения идентификационной маркировки, нанесенной на транспортное средство организациями-изготовителями; признаки подделки представленных документов (паспорт транспортного средства).

По факту обнаружения признаков подделки паспорта транспортного средства и подделки идентификационного номера на кузове и номера двигателя автомобиля <…> ОМВД России «Котласский» была проведена проверка.

Постановлением дознавателя ОД ОМВД России «Котласский» от 29 июня 2014 г. в возбуждении уголовного дела отказано ввиду истечения срока давности.

Решением Красноборского районного суда Архангельской области от 3 июля 2014 г. расторгнут договор купли-продажи автомобиля, заключенный между Шестаковым В.А. и Горбуновым Н.Н., с Горбунова Н.Н. в пользу Шестакова В.А. взысканы уплаченные по договору купли-продажи денежные средства в размере 90 000 руб. На Шестакова В.А. возложена обязанность передать Горбунову Н.Н. автомобиль марки <…>, идентификационный номер <…> <…> года выпуска.

Принимая решение по данному делу об удовлетворении исковых требований суд первой инстанции, с выводами которого согласился суд апелляционной инстанции, исходил из того, что ответчиком существенно нарушены требования к качеству товара, так как проданный им истцу автомобиль имеет неустранимые недостатки в виде измененных идентификационных номеров, которые препятствуют использованию товара по прямому назначению.

При этом суд указал, что срок исковой давности Горбуновым Н.Н. не пропущен, поскольку о нарушении своего права ему стало известно в 2014 году, с иском в суд он обратился в 2015 году, в пределах срока исковой давности.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что судебными инстанциями неправильно применены нормы Гражданского кодекса Российской Федерации при исчислении срока исковой давности, о применении которой было заявлено ответчиком.

Из судебных постановлений и материалов дела следует, что Зиноватным В.П. было заявлено о пропуске истцом десятилетнего срока исковой давности.

Судом в удовлетворении заявления отказано со ссылкой на статьи 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции на дату заключения договора купли-продажи автомобиля между Зиноватным В.П. и Горбуновым Н.Н., в соответствии с которыми общий срок исковой давности составлял три года, началом течения срока являлся день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.

Принимая решение по данному делу, суд исходил из того, что о нарушении своего права Горбунов Н.Н. узнал 29 июня 2014 г. в момент продажи автомобиля Шестакову В.А., когда последний не смог поставить приобретенный автомобиль на регистрационный учет в ГИБДД ОМВД России «Котласский».

В соответствии с частью 1 статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела 1 части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, указанный Закон вступает в силу с 1 сентября 2013 г.

В силу части 9 статьи 3 указанного Федерального закона, установленные положениями Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона) сроки исковой давности и правила их исчисления применяются к требованиям, сроки предъявления которых были предусмотрены ранее действовавшим законодательством и не истекли до 1 сентября 2013 г.

Поскольку суд пришел к выводу о том, что срок исковой давности не пропущен, соответственно не истек до 1 сентября 2013 г., следовательно, к спорным правоотношениям подлежат применению правила исчисления сроков исковой давности, установленные Гражданским кодексом Российской Федерации, в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ.

Положениями пункта 2 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации, в редакции Федерального закона от 7 мая 2013 г. N 100-ФЗ, установлено, что срок исковой давности не может превышать десять лет со дня нарушения права, для защиты которого этот срок установлен.

Началом течения такого десятилетнего срока, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 1 статьи 181 и абзацем вторым пункта 2 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации, является день нарушения права.

Если иное прямо не предусмотрено законом, для целей исчисления этого срока не принимается во внимание день, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, и указанный срок не может быть восстановлен.

Таким образом, пункт 2 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливает абсолютный пресекательный срок исковой давности, равный десяти годам, начинающий течь со дня нарушения права.

При этом начало течения указанного срока связано не моментом осведомления лица о нарушении права, как это имеет место во всех иных случаях, а моментом нарушения права.

Установление такого регулирования связано с обеспечением общего режима правовой определенности и стабильности правового положения субъектов права. Так, срок исковой давности, как пресекательный юридический механизм, являясь пределом осуществления права, преследует цель стабильности сложившегося в течение достаточного времени правового положения.

Основываясь на указанных выше законоположениях, содержащих правила исчисления сроков исковой давности, суду надлежало правильно установить начало его течения и, исходя из этого, определить наличие или отсутствие оснований для вынесения решения об удовлетворении иска Горбунова Н.Н.

Допущенные нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Зиноватного В.П.

Поскольку повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 1 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также учитывая необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), дело подлежит направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Архангельского областного суда от 10 сентября 2015 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.