О возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда

Определение Верховного Суда РФ от 14.04.2015 N 14-КГ15-1

Требование: О возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что арестованное имущество утрачено по причине бездействия судебных приставов, которые не приняли своевременных мер к реализации имущества, имевшегося у должника.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суд не учел, что взыскатель при утрате переданного на хранение или под охрану имущества имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации, так как судебный пристав несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 апреля 2015 г. N 14-КГ15-1

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Асташова С.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Агафонова В.Н. к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению Федеральной службы судебных приставов России по Воронежской области, Железнодорожному районному отделу судебных приставов г. Воронежа, Федеральной службе судебных приставов о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда

по кассационной жалобе Агафонова В.Н. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 22 июля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения представителя Управления Федерального казначейства по Воронежской области Рудаковой И.А. и представителя Федеральной службы судебных приставов России Биченкова А.В., просивших жалобу отклонить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Агафонов В.Н. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению Федеральной службы судебных приставов России по Воронежской области, Железнодорожному районному отделу судебных приставов г. Воронежа, Федеральной службе судебных приставов о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда.

Иск мотивирован тем, что 21 сентября 2011 г. судебным приставом-исполнителем Железнодорожного РОСП г. Воронежа было возбуждено исполнительное производство на основании исполнительного листа, выданного по решению Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 24 августа 2011 г. о взыскании в его пользу с Булкина Р.С. суммы долга в размере <…> рублей.

На основании определения Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 14 марта 2012 г. о наложении ареста на принадлежащее Булкину Р.С. как единственному учредителю ООО «<…>» имущество, находящееся в ООО «<…>», в размере остатка долга на сумму <…> рублей судебным приставом-исполнителем Железнодорожного РОСП г. Воронежа было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства от 20 марта 2012 г. N <…>.

24 апреля 2012 г. судебным приставом-исполнителем Ленинского РОСП г. Воронежа составлен акт о наложении ареста (описи имущества), которым описи и аресту подвергнуто имущество, находящееся в ООО «<…>», состоящее из 39 наименований, на общую сумму <…> рублей.

При наложении ареста арестованное имущество было передано на ответственное хранение Б. Постановлением судебного пристава-исполнителя от 24 апреля 2012 г. ответственным хранителем арестованного имущества назначен Булкин Р.С.

Несмотря на наличие имущества, пригодного для реализации с целью погашения долга, решение суда о взыскании долга фактически исполнено не было, арестованное имущество утрачено по причине бездействия судебных приставов-исполнителей Железнодорожного РОСП г. Воронежа, которые не приняли своевременных мер к реализации имущества, имевшегося у должника.

Агафонов В.Н. со ссылками на статьи 12, 15, 16, 1064 и 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) просил суд взыскать с ответчиков в солидарном порядке за счет средств федерального бюджета имущественный вред в размере остатка долга на сумму <…> рублей <…> копеек, в ходе рассмотрения дела иск дополнил требованием о взыскании с ответчиков компенсации морального вреда в размере <…> рублей.

Решением Железнодорожного районного суда г. Воронежа от 20 марта 2014 г. с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Агафонова В.Н. взысканы ущерб в размере <…> рублей <…> копеек и компенсация морального вреда в размере <…> рублей, в удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 22 июля 2014 г. решение суда первой инстанции отменено, принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Агафонова В.Н. отказано полностью.

В кассационной жалобе Агафонов В.Н. просит отменить апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 16 марта 2015 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции исходил из того, что судебный пристав-исполнитель является должностным лицом, состоящим на государственной службе, и вопрос об ответственности за вред, причиненный его бездействием, подлежит разрешению с учетом положений статей 16, 1069 и 1071 ГК РФ за счет соответствующей казны.

Существенными условиями, необходимыми для наступления гражданско-правовой ответственности согласно статье 1069 ГК РФ, являются вина и причинно-следственная связь между бездействием судебного пристава-исполнителя и возникшими у истца убытками.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что виновное бездействие судебных приставов-исполнителей, допустивших нарушения законодательства об исполнительном производстве, не осуществлявших должного контроля за сохранностью арестованного имущества и не предпринявших исчерпывающих мер к установлению иного имущества должника с целью обращения на него взыскания, повлекли за собой утрату возможности исполнения исполнительного документа и, как следствие, возникновение у истца убытков в размере неисполненной части судебного решения на сумму <…> рублей <…> копеек.

Кроме того, бездействием судебных приставов-исполнителей и длительным неисполнением судебного акта истцу причинен моральный вред, компенсацию которого суд оценил в <…> рублей.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в иске, исходил из отсутствия оснований для вывода об утрате на момент вынесения решения возможности исполнения требований исполнительного документа. Исполнительное производство в отношении Булкина Р.С. является неоконченным, исполнительный документ может заново предъявляться к исполнению в пределах сроков давности исполнения судебного акта, взыскание может быть осуществлено в случае изменения имущественного положения должника и выявления у него доходов, имущества, на которое возможно обращение взыскания.

Суд апелляционной инстанции указал также, что Агафонов В.Н. является не единственным взыскателем по сводному исполнительному производству, вследствие чего невозможно установить, какая часть вырученных в случае реализации имущества должника была бы распределена непосредственно истцу.

Кроме того, является недоказанным размер убытков, поскольку не представляется возможным установить цену, по которой арестованное имущество было бы реализовано на торгах.

По мнению судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда, взыскав с казны Российской Федерации денежную сумму в размере остатка долга Булкина Р.С., суд фактически заменил сторону исполнительного производства, необоснованно возложив на государство обязательство по возврату долга при наличии должника — физического лица. При этом для защиты права на исполнение судебного постановления в разумный срок законодательством установлен иной правовой механизм.

Суд апелляционной инстанции обратил внимание также на отсутствие правовых оснований для взыскания с Министерства финансов Российской Федерации компенсации морального вреда.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно статье 1069 ГК РФ вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Отказывая в удовлетворении иска, суд апелляционной инстанции исходил из того, что возможность удовлетворения требований истца в отношении Булкина Р.С. не утрачена, поскольку исполнительное производство на тот момент не было окончено, а также по той причине, что с достоверностью не представлялось возможным установить размер убытков, подлежащих возмещению, поскольку невозможно определить цену, за которую могло быть продано арестованное и утраченное имущество, а также долю, причитающуюся Агафонову В.Н., который являлся одним из взыскателей по сводному исполнительному производству.

Однако судом не было учтено, что взыскатель при утрате переданного на хранение или под охрану имущества имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации, поскольку судебный пристав-исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности имущества должника (статья 403 ГК РФ).

Положения части 3 статьи 22 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предоставляющие взыскателю право неоднократно после возврата исполнительного листа предъявлять его к исполнению, неверно истолкованы судом апелляционной инстанции как обстоятельства, препятствующие взыскателю реализовать свое право на возмещение ущерба, возникшего в результате утраты имущества должника по причине незаконных действий (бездействия).

В случаях, когда судебным приставом-исполнителем совершены действия (бездействие), повлекшие невозможность исполнения судебного акта, взыскатель имеет право на иск о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, за счет казны Российской Федерации по правилам статей 1064 и 1069 ГК РФ.

Отказ в иске по причине невозможности истца доказать точный размер своих имущественных потерь нарушает конституционный принцип справедливости и лишает заявителя возможности восстановления его нарушенных прав. Объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи между причиненными убытками и действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, не должна снижать уровень правовой защищенности взыскателя в исполнительном производстве, в чью пользу принят, но не исполнен судебный акт. Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования истца о возмещении вреда, причиненного действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащего возмещению вреда определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Относительно суждения суда апелляционной инстанции о фактической замене стороны исполнительного производства с должника на Российскую Федерацию и необоснованном возложении на государство обязательства по возврату долга физического необходимо отметить, что требования Агафонова В.Н., а также выводы суда первой инстанции были основаны на положениях главы 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда», разрешен спор по иску о возмещении вреда, причиненного в результате виновных действий (бездействия) должностных лиц государственного органа. Основанием для возникновения обязательства государства по нормам статей 16 и 1069 ГК РФ является установленный факт противоправных действий со стороны государственных органов, замены стороны в исполнительном производстве в результате возмещения причиненных убытков в исполнительном производстве не происходит.

При таких обстоятельствах апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении также следует учесть, что по смыслу пункта 1 статьи 125 и статьи 1071 ГК РФ, подпункта 1 пункта 3 статьи 158 Бюджетного кодекса Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного в результате действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, за счет казны Российской Федерации от имени Российской Федерации в суде выступает ФССП России как главный распорядитель бюджетных средств.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Воронежского областного суда от 22 июля 2014 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.