О возмещении материального вреда — пристав-исполнитель ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности, связанные с проверкой сохранности арестованного имущества

Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2017 N 88-КГ17-8

Требование: О возмещении материального вреда.

Обстоятельства: Истец полагает, что судебный пристав-исполнитель ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности, связанные с проверкой сохранности арестованного имущества, переданного на хранение другому лицу.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку при утрате переданного на хранение или под охрану имущества заинтересованное лицо имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны РФ, так как судебный пристав несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности арестованного им имущества. Однако эти правовые позиции не были учтены судом.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 26 сентября 2017 г. N 88-КГ17-8

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Романовского С.В. и Киселева А.П.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Раскатова Александра Владимировича к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России о взыскании материального вреда

по кассационной жалобе Раскатова А.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 6 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Зуева В.А., представляющего Раскатова А.В. и поддержавшего доводы жалобы, представителя ФССП России Ворон Л.А., просившую жалобу отклонить,

установила:

Раскатов А.В. обратился в суд с названным иском к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России о взыскании материального вреда, указав, что в рамках исполнительного производства, возбужденного в отношении Латышева Р.В., на принадлежащее ему имущество был наложен арест. По решению суда данное имущество исключено из описи, однако его возврат не был произведен по причине утраты. Истец полагал, что поскольку судебный пристав-исполнитель ненадлежащим образом исполнял возложенные на него обязанности, связанные с проверкой сохранности арестованного имущества, переданного на хранение другому лицу, ответственность за причиненный ущерб следует возложить на Федеральную службу судебных приставов России.

Решением Октябрьского районного суда г. Томска от 2 июня 2016 г. исковые требования удовлетворены: с Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России за счет казны Российской Федерации в пользу Раскатова А.В. взысканы убытки в размере 2 282 020 рублей 93 копейки, расходы на оплату услуг эксперта в сумме 45 000 рублей, расходы по уплате государственной пошлины в размере 19 610 рублей 10 копеек.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 6 сентября 2016 г. указанное решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении иска Раскатова А.В. отказано.

В кассационной жалобе Раскатов А.В. просит отменить названное апелляционное определение в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В. от 25 августа 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения норм права допущены судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела.

Судом установлено, что 18 февраля 2013 г. судебным приставом-исполнителем ОСП по Кировскому району г. Томска возбуждено исполнительное производство N <…> о взыскании с ИП Латышева Р.В. 504 850 рублей в пользу Тарасова А.Н.

18 февраля 2013 г. и 4 марта 2013 г. судебным приставом-исполнителем арестовано имущество, принадлежащее Раскатову А.В., который не являлся стороной в исполнительном производстве. Рыночная стоимость имущества составляет 2 282 020 рублей 93 копейки. Арестованное имущество было передано на хранение представителю взыскателя — Станкевичу И.А. по договору хранения от 18 февраля 2013 г., заключенному по инициативе судебного пристава-исполнителя.

Решением Кировского районного суда г. Томска от 14 мая 2013 г. и решением Октябрьского районного суда г. Томска от 27 января 2014 г. имущество, принадлежащее Раскатову А.В., освобождено от ареста. Соответственно, с 14 мая 2013 г. отделу судебных приставов по Кировскому району УФССП России по Томской области, как лицу, участвовавшему в деле, было известно о том, что арестованное ранее имущество не является собственностью должника по возбужденному исполнительному производству и подлежит возврату Раскатову А.В.

Вместе с тем названным отделом судебных приставов не было предпринято необходимых мер по возврату имущества и его сохранности.

Истец неоднократно обращался в службу судебных приставов с требованием о возврате принадлежащего ему имущества, однако оно не возвращено в связи с его утратой хранителем, с которым УФССП России по Томской области был заключен договор хранения.

Разрешая спор и удовлетворяя иск, суд первой инстанции исходил из того, что ответственность за утраченное в ходе исполнительного производства имущество, принадлежащее Раскатову А.В., должна быть возложена на службу судебных приставов, отвечающую за сохранность арестованного имущества, даже если эта утрата произошла по вине других лиц.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении иска, судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда указала, что факт наличия вины судебного пристава в возникновении ущерба не установлен.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что утрата имущества произошла в период действия договора хранения, заключенного со Станкевичем И.А., в связи с чем на судебного пристава-исполнителя не возлагались обязательства по хранению арестованного имущества, а потому вины Федеральной службы судебных приставов России в причинении Раскатову А.В. ущерба не усматривается. Ссылаясь на положение статей 886, 901 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд второй инстанции также указал, что за утрату вещи по договору хранения должен отвечать хранитель.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что обжалуемые судебные акты приняты с нарушением норм действующего законодательства и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.

Статьей 86 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» установлено, что судебный пристав-исполнитель принимает меры для сохранности арестованного имущества.

При утрате переданного на хранение или под охрану имущества заинтересованное лицо имеет право на иск о возмещении вреда за счет казны Российской Федерации, поскольку судебный пристав-исполнитель несет ответственность за действия третьих лиц, на которых он возложил свою обязанность по сохранности арестованного им имущества (статья 403 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Указанные правовые позиции не были учтены судом апелляционной инстанции, допущенные им нарушения норм материального права являются существенными, без их устранения восстановление нарушенных прав и законных интересов заявителя кассационной жалобы невозможно, а потому апелляционное определение подлежит отмене.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 6 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.