О возмещении убытков, причиненных бездействием судебного пристава, взыскании компенсации морального вреда

Определение Верховного Суда РФ от 20.02.2018 N 49-КГ17-32
Требование: О возмещении убытков, причиненных бездействием судебного пристава, взыскании компенсации морального вреда.
Обстоятельства: Взыскатель указывает, что, получив информацию о месте нахождения имущества должника, на которое может быть обращено взыскание, судебный пристав не изъял автомобиль и не реализовал его, что привело к причинению убытков взыскателю.
Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку по возбужденному исполнительному производству судебный пристав располагал достоверной информацией о местонахождении имущества должника, на которое можно было обратить взыскание, однако каких-либо мер для этого в течение длительного времени не принимал, а впоследствии окончил исполнительное производство в связи с невозможностью его исполнения. При таких обстоятельствах рассуждения судов первой и апелляционной инстанций о том, что возможность исполнения решения суда о взыскании с должника денежных сумм не исключена, а утрата судебным приставом-исполнителем имущества должника не повлекла убытков должника, противоречат приведенным нормам материального и процессуального права, а также разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации. При таких обстоятельствах не полученные взыскателем денежные суммы вследствие нереализации приставами-исполнителями этого имущества должника, по смыслу приведенных выше норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, являются для взыскателя убытками, вызванными бездействием судебных приставов-исполнителей.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 февраля 2018 г. N 49-КГ17-32

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Гетман Е.С., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Симонова Артема Борисовича к Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов России, Управлению Федеральной службы судебных приставов России по Республике Башкортостан, Мелеузовскому межрайонному отделу Управления Федеральной службы судебных приставов России по Республике Башкортостан о возмещении убытков, причиненных бездействием судебного пристава-исполнителя, и взыскании компенсации морального вреда по кассационной жалобе Симонова Артема Борисовича на решение Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 6 февраля 2017 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2017 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В., выслушав представителя Симонова А.Б. — Зубакова С.Г., выступающего по доверенности и поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Федеральной службы судебных приставов России Соколова В.В., выступающего по доверенности и возражавшего против удовлетворения жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Симонов А.Б. обратился в суд с названным выше иском, ссылаясь на то, что 24 января 2014 г. судебным приставом-исполнителем Мелеузовского межрайонного отдела УФССП по Республике Башкортостан возбуждено исполнительное производство N 50269/15/02022-ИП по взысканию с ООО «Премиум» в его пользу денежных средств в размере 1 549 926 руб.

29 сентября 2015 г. судебным приставом-исполнителем Мелеузовского межрайонного отдела судебных приставов вынесено постановление об окончании исполнительного производства и о возврате исполнительного документа взыскателю в связи с отсутствием у ответчика имущества, на которое может быть обращено взыскание. Остаток долга по исполнительному документу составляет 1 182 844 руб.

Между тем 1 декабря 2014 г. взыскателем судебному приставу-исполнителю была предоставлена информация о том, что принадлежащий должнику автомобиль «MAN TGA40.410» <…> года выпуска, государственный регистрационный знак <…>, находится на территории ООО «Трак Центр» по адресу: 1492 км федеральной трассы М5 «Урал», возле дер. Шакши Иглинского района.

25 августа 2016 г. представителем взыскателя в адрес ООО «Тракт-Центр» был направлен запрос о предоставлении информации о месте нахождения данного автомобиля. Согласно ответу от 9 сентября 2016 г. названный автомобиль действительно находился на территории ООО «Тракт-Центр» с 2014 года по 24 февраля 2016 г.

Как указывает истец, получив информацию о месте нахождения имущества должника, на которое может быть обращено взыскание, судебный пристав-исполнитель не изъял автомобиль и не реализовал его, что привело к причинению убытков взыскателю.

Решением Мелеузовского районного суда Республики Башкортостан от 6 февраля 2017 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе содержится просьба об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений в связи с существенными нарушениями норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова С.В. от 9 января 2018 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобе, и возражения на нее, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основания для отмены в кассационном порядке апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2017 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судами первой и апелляционной инстанций.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 24 января 2014 г. возбуждено исполнительное производство N 50269/15/02022-ИП по взысканию с ООО «Премиум» в пользу Симонова А.Б. 1 549 926 руб. (т. 1, л.д. 37 — 38).

24 января 2014 г. судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о присоединении исполнительного производства к сводному исполнительному производству (т. 1, л.д. 41).

24 января 2014 г. наложен арест на дебиторскую задолженность ООО «Премиум» (т. 1, л.д. 60).

Постановлениями судебного пристава-исполнителя от 3 февраля 2014 г. обращено взыскание на денежные средства должника, находящиеся в ОАО «УБРИР» (т. 1, л.д. 63 — 66), а постановлением от 4 февраля 2014 г. наложен арест на принадлежащие должнику транспортные средства, в том числе на автомобиль «MAN TGA40.410» <…> года выпуска, государственный регистрационный знак <…> (т. 1, л.д. 68 — 69).

На основании постановлений о распределении денежных средств в счет погашения долга Симонову А.Б. перечислены денежные средства в размере 367 082,61 руб. (т. 1, л.д. 42 — 46).

По заявлениям взыскателя 13 марта 2014 г. исполнительное производство приостановлено (т. 1, л.д. 39), а 29 ноября 2014 г. — возобновлено (т. 1, л.д. 47).

3 декабря 2014 г. начальником отдела — старшим судебным приставом-исполнителем Мелеузовского межрайонного отдела УФССП по Республике Башкортостан направлено поручение судебному приставу-исполнителю Иглинского районного отдела судебных приставов о применении мер принудительного исполнения в отношении автомобиля «MAN TGA40.410» <…> года выпуска, государственный регистрационный знак <…>, находящегося в ООО «Трак Центр» по адресу: 1492 км федеральной трассы М5 «Урал», возле дер. Шакши Иглинского района (т. 1, л.д. 74).

Актом судебного пристава-исполнителя Иглинского районного отдела судебных приставов УФССП по Республике Башкортостан о совершении исполнительных действий от 22 декабря 2014 г. установлено, что названный выше автомобиль обнаружен возле дер. Шакши Иглинского района, однако каких-либо мер в отношении него не принято (л.д. 80).

Согласно справке о результатах розыска имущества должника-организации от 8 сентября 2015 г. имущество ООО «Премиум» обнаружить не удалось, вынесено постановление о прекращении розыскного дела (т. 1, л.д. 95, 96).

29 сентября 2015 г. вынесено постановление об окончании исполнительного производства N 50269/15/02022-ИП и о возврате исполнительного документа Симонову А.Б. (т. 1, л.д. 97 — 98).

11 ноября 2015 г. Симонов А.Б. обратился в Управление ФССП России по Республике Башкортостан с заявлением о возобновлении исполнительного производства, ссылаясь на наличие у должника имущества.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что в отношении должника ООО «Премиум» судебными приставами-исполнителями были проведены необходимые мероприятия и исполнительные действия по выявлению имущества должника, на которое могло быть обращено взыскание. При этом суд указал на отсутствие причинно-следственной связи между бездействием судебного пристава-исполнителя и наступившими последствиями в виде убытков, а также на отсутствие доказательств причинения истцу морального вреда.

С выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судами первой и апелляционной инстанций допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Как следует из установленных судом обстоятельств и материалов дела, истцом самостоятельно было отыскано имущество должника и сообщено об этом судебному приставу-исполнителю. Данное имущество было обнаружено судебным приставом-исполнителем в указанном заявителем месте в декабре 2014 года, однако никаких мер по реальному обращению взыскания на это имущество принято не было, в результате чего оно утрачено, а исполнительное производство, возбужденное в пользу заявителя, окончено в сентябре 2015 года с указанием на невозможность его исполнения из-за отсутствия у должника денег или иного имущества.

В соответствии с Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций (статья 2).

Исполнительное производство осуществляется на принципах законности, своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения (статья 4).

Согласно пункту 1 статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон о судебных приставах) в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

В силу пункта 2 статьи 119 Закона об исполнительном производстве заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных им в результате совершения исполнительных действий и (или) применения мер принудительного исполнения.

Аналогичные положения содержатся в пунктах 2 и 3 статьи 19 Закона о судебных приставах, регулирующих вопросы ответственности судебных приставов за противоправные действия, повлекшие причинение ущерба.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Статья 16 названного кодекса предусматривает, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

В соответствии со статьей 1069 этого же кодекса вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению.

Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

Как разъяснено в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий осуществляется по правилам главы 17 Закона об исполнительном производстве, но не исключает применения мер гражданской ответственности за вред, причиненный незаконными постановлениями, действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя (пункт 80).

По делам о возмещении вреда суд должен установить факт причинения вреда, вину причинителя вреда и причинно-следственную связь между незаконными действиями (бездействием) судебного пристава-исполнителя и причинением вреда.

То обстоятельство, что действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не были признаны незаконными в отдельном судебном производстве, не является основанием для отказа в иске о возмещении вреда, причиненного этими действиями (бездействием), и их законность суд оценивает при рассмотрении иска о возмещении вреда (пункт 82).

Из приведенных выше обстоятельств следует, что по возбужденному в пользу истца исполнительному производству судебные приставы располагали достоверной информацией о местонахождении имущества должника, на которое можно было обратить взыскание, однако каких-либо мер для этого в течение длительного времени не предпринимали, а впоследствии окончили исполнительное производство в связи с невозможностью его исполнения из-за отсутствия у должника имущества.

При таких обстоятельствах не полученные взыскателем денежные суммы вследствие нереализации приставами-исполнителями этого имущества должника, по смыслу приведенных выше норм материального права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации, являются для взыскателя убытками, вызванными бездействием судебных приставов-исполнителей.

В соответствии с пунктом 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказать отсутствие вины возложена на причинителя.

Из судебных постановлений и материалов дела не следует, что судебными приставами-исполнителями представлены доказательства невозможности своевременного обращения взыскания на отысканное имущество должника.

При таких обстоятельствах отказ суда в иске о возмещении убытков противоречит приведенным нормам материального права и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, решение суда, принятое с нарушением норм материального и процессуального права, оставлено без изменения.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2017 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 6 апреля 2017 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.