О возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия

Определение Верховного Суда РФ от 25.07.2017 N 37-КГ17-7

Требование: О возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что ответчик-1 в добровольном порядке произвел выплату страхового возмещения, однако, по мнению истца, выплаченного страхового возмещения недостаточно.

Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку судом не учтено то, что потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе требовать возмещения ущерба за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования. Поэтому вывод суда об освобождении ответчика-2 от гражданско-правовой ответственности является ошибочным.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 июля 2017 г. N 37-КГ17-7

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова С.В.,

судей Киселева А.П. и Марьина А.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Котова А.С. к страховому акционерному обществу «ВСК», Ставцевой Е.В. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

по кассационной жалобе Котова А.С. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 6 апреля 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., выслушав объяснения представителя Котова А.С. — Мурашова С.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя САО «ВСК» Исаенко Н.Б., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы,

установила:

Котов А.С. обратился в суд с иском к САО «ВСК», Ставцевой Е.В., с учетом уточнения исковых требований просил взыскать с САО «ВСК» недоплаченное страховое возмещение в размере 14 361 руб., штраф в размере 50% разницы между определенным судом размером страховой выплаты и страховой выплатой, осуществленной страховщиком, неустойку в размере 5 257,80 руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., а со Ставцевой Е.В. просил также взыскать возмещение ущерба в размере 45 217,70 руб.

В обоснование заявленных требований Котов А.С. указал, что 3 сентября 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием принадлежащего ему автомобиля «<…>» и автомобиля «<…>», принадлежащего Ставцевой Е.В.

Виновником данного дорожно-транспортного происшествия признана Ставцева Е.В., гражданская ответственность которой застрахована в САО «ВСК».

САО «ВСК» на основании заявления Котова А.С. в добровольном порядке выплатило страховое возмещение в размере 125 800 рублей.

Полагая, что выплаченное страховое возмещение в указанном размере недостаточно, Котов А.С. просил взыскать со страховщика недоплаченное страховое возмещение в размере 14 361 руб., неустойку, штраф, компенсацию морального вреда, а кроме того, просил взыскать со Ставцевой Е.В. разницу между суммой страхового возмещения и фактическим размером причиненного ущерба.

Решением Советского районного суда г. Орла от 25 января 2016 г. исковые требования удовлетворены частично: с САО «ВСК» в пользу Котова А.С. взысканы недоплаченное страховое возмещение в размере 14 361 руб., неустойка в размере 3 000 руб., штраф в размере 7 180,50 руб., компенсация морального вреда в размере 3 000 руб. Со Ставцевой Е.В. в пользу Котова А.С. взыскана разница между суммой страхового возмещения и фактической суммой причиненного ущерба в размере 45 217,70 руб. На Котова А.С. возложена обязанность по передаче Ставцевой Е.В. запасных частей автомобиля, подлежащих замене.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 6 апреля 2016 г. решение суда первой инстанции в части удовлетворения требований истца о взыскании с САО «ВСК» недоплаченного страхового возмещения и штрафа отменено. В указанной части по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. Решение суда в части размера взысканной неустойки изменено. С САО «ВСК» в пользу Котова А.С. взыскана неустойка в размере 300 руб. В остальной части решение суда первой инстанции по исковым требованиям Котова А.С. к САО «ВСК» оставлено без изменения. Решение суда в части удовлетворения исковых требований Котова А.С. к Ставцевой Е.В. и возложении на него обязанности по передаче Ставцевой Е.В. запасных частей автомобиля отменено. В удовлетворении исковых требований Котова А.С. к Ставцевой Е.В. о взыскании разницы между суммой страхового возмещения и фактической суммой причиненного ущерба отказано.

В кассационной жалобе Котов А.С. просит отменить указанное апелляционное определение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 20 июня 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, объяснения относительно кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что 3 сентября 2015 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля «<…>», принадлежащего Котову А.С., и автомобиля «<…>», принадлежащего Ставцевой Е.В.

Виновником данного дорожно-транспортного происшествия признана Ставцева Е.В., гражданская ответственность которой застрахована в САО «ВСК» по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

На основании обращения Котова А.С. САО «ВСК» произвело в его пользу страховую выплату в размере 125 800 руб. в счет оплаты восстановительного ремонта автомобиля.

После направления Котовым А.С. претензии САО «ВСК» дополнительно выплатило ему 22 500 руб., из которых 17 500 — утрата товарной стоимости автомобиля, 5 000 руб. в счет оплаты отчета об оценке.

Согласно выводам, содержащимся в заключении судебной автотовароведческой экспертизы, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 133 884 руб., а утрата товарной стоимости данного автомобиля составляет 22 777 руб.

Разрешая заявленные требования о взыскании суммы страхового возмещения, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что страховая выплата была осуществлена САО «ВСК» не в полном объеме, в связи с чем возложил на страховую организацию обязанность по выплате страхового возмещения, составляющего разницу между стоимостью восстановительного ремонта автомобиля с учетом износа на основании Единой методики и суммой фактически произведенной страховщиком страховой выплаты.

Удовлетворяя требования Котова А.С. к Ставцевой Е.В., суд признал, что автомобилю истца причинены механические повреждения в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего по вине ответчицы и суммы страхового возмещения недостаточно для восстановления автомобиля, а потому со Ставцевой Е.В. подлежит взысканию ущерб в виде разницы между суммой восстановительного ремонта без учета износа и суммой восстановительного ремонта с учетом износа.

Отменяя решение суда в части взыскания недоплаченного страхового возмещения, суд апелляционной инстанции посчитал, что разница между фактически произведенной страховщиком страховой выплатой и предъявляемыми истцом требованиями составляет 14 361 руб., то есть менее 10 процентов. При этом суд сослался на пункт 3.5 Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденного Банком России 19 сентября 2014 г. N 432-П (далее — Единая методика), согласно которому такая разница находится в пределах статистической достоверности и, соответственно, не подлежит взысканию со страховщика.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая Котову А.С. в удовлетворении иска к Ставцевой Е.В., суд второй инстанции исходил из того, что сумма причиненного истцу материального ущерба не превышает размер страхового возмещения, установленный законом, и составляющий 400 000 руб., а потому оснований для возложения на Ставцеву Е.В. обязанности по возмещению Котову А.С. ущерба не имеется.

С выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 5 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» порядок реализации определенных названным законом и другими федеральными законами прав и обязанностей сторон по договору обязательного страхования устанавливается Центральным банком Российской Федерации в правилах обязательного страхования.

В пункте 32 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. N 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» разъяснено, что по договору обязательного страхования размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему в результате повреждения транспортного средства, по страховым случаям, наступившим начиная с 17 октября 2014 года, определяется только в соответствии с Единой методикой.

В соответствии с пунктом 3.5 Единой методики расхождение в результатах расчетов размера расходов на восстановительный ремонт, выполненных различными специалистами, следует признавать находящимся в пределах статистической достоверности за счет использования различных технологических решений и погрешностей расчета, если оно не превышает 10 процентов. Указанный предел погрешности не может применяться в случае проведения расчета размера расходов с использованием замены деталей на бывшие в употреблении.

Следовательно, при определении наличия либо отсутствия 10-процентной статистической достоверности не подлежит учету утраченная товарная стоимость поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия транспортного средства, поскольку Единой методикой предусмотрено установление только стоимости восстановительного ремонта и запасных частей транспортного средства безотносительно к размеру утраченной товарной стоимости.

Как установлено судом, в счет утраченной товарной стоимости автомобиля САО «ВСК» выплатило Котову А.С. 17 500 руб., в то время как по заключению автотовароведческой экспертизы утрата товарной стоимости составляет 22 777 руб.

Однако в нарушение приведенных выше норм материального права и акта их толкования суд апелляционной инстанции включил утрату товарной стоимости автомобиля в расчет 10-процентной статистической погрешности.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым обратить внимание на то, что законодательство об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулирует исключительно данную сферу правоотношений (что прямо следует из преамбулы Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», а также из преамбулы Единой методики определения размера расходов на восстановительный ремонт в отношении поврежденного транспортного средства, утвержденной Центральным банком Российской Федерации 19 сентября 2014 года) и обязательства вследствие причинения вреда не регулирует, поскольку страховая выплата осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств и в соответствии с его условиями.

В то же время, названный Федеральный закон не исключает применение на отношения между потерпевшим и лицом, причинившим вред, общих норм Гражданского кодекса Российской Федерации об обязательствах из причинения вреда, в частности статей 1064, 1079. Следовательно, потерпевший при недостаточности страховой выплаты на покрытие причиненного ему фактического ущерба вправе требовать возмещения ущерба за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб, путем предъявления к нему соответствующего требования. Поэтому вывод суда об освобождении Ставцевой Е.В. от гражданско-правовой ответственности основан на неправильном применении норм материального права.

Поскольку допущенные нарушения норм права являются существенными, в связи с чем апелляционное определение подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 6 апреля 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.