О возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП

Определение Верховного Суда РФ от 05.07.2016 N 88-КГ16-3
Требование: О возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП.
Обстоятельства: В результате ДТП, произошедшего по вине водителя, управлявшего транспортным средством в связи с исполнением трудовых обязанностей у ответчика, автомобилю истца были причинены механические повреждения. Размер выплаченного истцу третьим лицом страхового возмещения не покрыл реальный ущерб.
Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку судом не учтено, что отчуждение (продажа) потерпевшим поврежденной вещи не освобождает причинителя вреда от возмещения ущерба, так как денежная сумма, полученная потерпевшим от реализации поврежденной вещи, не влияет на размер возмещения ущерба. Продажа потерпевшим поврежденного автомобиля не является основанием для освобождения причинителя вреда от обязанности по его возмещению и не может препятствовать реализации имеющегося у потерпевшего права на возмещение убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, поскольку является правомерным осуществлением права на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом. Продажа потерпевшим поврежденного автомобиля не является основанием для освобождения причинителя вреда от обязанности по его возмещению и не может препятствовать реализации имеющегося у потерпевшего права на возмещение убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, поскольку является правомерным осуществлением права на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом. Продажа потерпевшим поврежденного автомобиля не является основанием для освобождения причинителя вреда от обязанности по его возмещению и не может препятствовать реализации имеющегося у потерпевшего права на возмещение убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, поскольку является правомерным осуществлением права на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 июля 2016 г. N 88-КГ16-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.

судей Гетман Е.С., Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Еретина С.Н. к ОАО «Монолит» о возмещении ущерба причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, по кассационной жалобе Еретина С.Н. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 21 апреля 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова В.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Еретин С.Н. обратился в суд с иском к ОАО «Монолит» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав в обоснование заявленных требований, что ему на праве собственности принадлежал автомобиль <…> <…> года выпуска, идентификационный номер (VIN) <…>, государственный регистрационный знак <…>. 1 октября 2014 г. около 12 часов 35 минут на участке проезжей части по адресу: г. Томск, ул. Советская, 110, произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля истца «<…>», государственный регистрационный знак <…>, и автомобиля «<…>», государственный регистрационный знак <…>, под управлением В. Виновным в указанном дорожно-транспортном происшествии признан В. нарушивший требования пунктов 8.1, 13.11 Правил дорожного движения Российской Федерации. В результате дорожно-транспортного происшествия были повреждены детали, механизмы и конструктивные элементы автомобиля Еретина С.Н. Гражданская ответственность Еретина С.Н. застрахована в ОАО «СОГАЗ», он обратился в указанную страховую компанию за выплатой страхового возмещения, истцу была произведена выплата страхового возмещения в размере 120 000 рублей. Согласно заключению ООО «МЦЭиП» рыночная стоимость восстановительного ремонта автомобиля, с учетом амортизационного износа, составляет 247 575 рублей, величина утраты товарной стоимости 27 685 рублей. Кроме того, истец понес расходы по эвакуации транспортного средства в размере 2 000 рублей. В., находясь в момент дорожно-транспортного происшествия за рулем автомобиля «<…>», государственный регистрационный знак <…>, исполнял порученное ОАО «Монолит» задание. Таким образом, ответчик несет ответственность за вред, причиненный при исполнении В. своих трудовых обязанностей, и обязан возместить истцу причиненный ущерб в части, превышающей лимит ответственности ОАО «СОГАЗ», в связи с чем Еретин С.Н. (с учетом уточненных требований) просил взыскать с ОАО «Монолит» в свою пользу 155 260 рублей — в счет компенсации материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, 4 345,20 рублей — в счет компенсации расходов по оплате государственной пошлины, 2 000 рублей — в счет компенсации расходов по эвакуации транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, 5 500 рублей — в счет компенсации расходов по изготовлению отчета об оценке, 15 000 рублей — в счет компенсации расходов на оплату услуг представителя.

Представитель ответчика исковые требования признал в части.

Решением Ленинского районного суда г. Томска от 2 февраля 2015 г. заявленные Еретиным С.Н. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 21 апреля 2015 г. решение суда первой инстанции изменено: с ОАО «Монолит» в пользу Еретина С.Н. взысканы убытки в размере 85 700 рублей, 1 100 рублей — компенсации расходов по эвакуации транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, 2771 рубль — расходы по оплате государственной пошлины, 3 025 рублей — расходы по изготовлению отчета об оценке, 10 000 рублей — расходы на оплату услуг представителя. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Определением Ленинского районного суда г. Томска от 29 декабря 2015 г. Еретину С.Н. восстановлен срок на подачу кассационной жалобы в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Еретиным С.Н. подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о передаче жалобы с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены принятого по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 21 апреля 2015 г.

В связи с поданной Еретиным С.Н. 19 января 2016 г. кассационной жалобой на указанное судебное постановление и сомнениями в его законности судьей Верховного Суда Российской Федерации Горшковым В.В. 22 марта 2016 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки по доводам кассационной жалобы и определением этого же судьи от 3 июня 2016 г. кассационная жалоба Еретина С.Н. с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания, предусмотренные законом, для удовлетворения кассационной жалобы и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 21 апреля 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что при рассмотрении данного дела существенное нарушение норм материального и процессуального права допущено судом апелляционной инстанции.

Изменяя решение Ленинского районного суда г. Томска от 2 февраля 2015 г., в части взыскания в пользу Еретина С.Н. с ОАО «Монолит» возмещения материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда исходила из того, что рыночная стоимость автомобиля истца (с учетом износа) на момент причинения ущерба составила 325 000 рублей, автомобиль в неотремонтированном состоянии был продан Еретиным С.Н. за 120 000 рублей, ОАО «СОГАЗ» выплатило истцу страховую сумму в размере 120 000 рублей, в связи с чем суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что с ответчика подлежит взысканию 85 700 рублей в возмещение причиненного ущерба истцу полностью.

С данными выводами суда апелляционной инстанции согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

В силу пункта 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Согласно пункту 2 данной правовой нормы под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

В соответствии со статьей 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Из указанных правовых норм следует, что размер убытков (реальный ущерб), причиненных повреждением автомобиля в результате дорожно-транспортного происшествия, зависит только от степени повреждения имущества и сложившихся цен.

Вместе с тем, при возмещении убытков в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Уменьшение стоимости имущества истца по сравнению с его стоимостью до нарушения ответчиком обязательства или причинения им вреда является реальным ущербом даже в том случае, когда оно может непосредственно проявиться лишь при отчуждении этого имущества в будущем (например, утрата товарной стоимости автомобиля, поврежденного в результате дорожно-транспортного происшествия).

Как усматривается из материалов дела, Еретин С.Н. своевременно обратился в страховую компанию. В соответствии с Федеральным законом «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» самостоятельно произвел оценку в ООО «МЦЭиП» поврежденного транспортного средства и в установленном законом порядке предъявил требование в суд о взыскании с ответчика разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба, причиненного автомобилю в размере 157 260 рублей.

Как установлено судебными инстанциями, стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца превышает сумму страхового возмещения, выплаченного ему ОАО «СОГАЗ».

В соответствии со статьей 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

В силу статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Надлежащим исполнением обязательств по возмещению имущественного вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, является возмещение причинителем вреда потерпевшему расходов на восстановление автомобиля в состояние, в котором он находился до момента дорожно-транспортного происшествия.

Таким образом, у ОАО «Монолит» возникла обязанность по возмещению Еретину С.Н. расходов на восстановление его автомобиля в виде разницы между выплаченным ему страховым возмещением и стоимостью восстановительного ремонта транспортного средства истца.

Продажа потерпевшим поврежденного автомобиля не является основанием для освобождения причинителя вреда от обязанности по его возмещению и не может препятствовать реализации имеющегося у потерпевшего права на возмещение убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия, поскольку является правомерным осуществлением права на распоряжение принадлежащим ему на праве собственности имуществом.

Отчуждение (продажа) потерпевшим поврежденной вещи не освобождает причинителя вреда от возмещения ущерба, так как денежная сумма, полученная потерпевшим от реализации поврежденной вещи, не влияет на размер возмещения ущерба.

При этом, определение судом возмещения истцу имущественного вреда, как разницы между стоимостью имущества до причинения повреждений и стоимостью данного имущества в поврежденном состоянии (годных остатков), нельзя признать правильным, поскольку экспертным заключением не была установлена полная гибель транспортного средства, в связи с чем возмещению подлежат все расходы, которые должен будет понести потерпевший для восстановления своего нарушенного права (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного Кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»).

Принимая во внимание, что поименованные выше требования закона и указания Пленума Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, а также необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 21 апреля 2015 г. подлежащим отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Томского областного суда от 21 апреля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.