О взыскании неосновательного обогащения в размере неосвоенного аванса по договору поставки, неустойки за просрочку возврата аванса

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 13.06.2017 N Ф06-20331/2017 по делу N А72-11134/2015

Требование: О взыскании неосновательного обогащения в размере неосвоенного аванса по договору поставки, неустойки за просрочку возврата аванса.

Обстоятельства: Заказчик указал, что поставщик не возвратил неосвоенный аванс, перечисленный во исполнение договора, впоследствии расторгнутого ввиду неоднократного нарушения поставщиком сроков выполнения обязательств.

Решение: Требование удовлетворено в части, поскольку доказательств возврата суммы неосвоенного аванса поставщиком не представлено, неустойка снижена по ст. 333 ГК РФ.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПОВОЛЖСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 13 июня 2017 г. N Ф06-20331/2017

Дело N А72-11134/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 06 июня 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 13 июня 2017 года.

Арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Федоровой Т.Н.,

судей Махмутовой Г.Н., Бубновой Е.Н.,

при участии представителя:

истца — Осетинского А.Л., доверенность от 15.07.2016 б/н,

в отсутствие:

иных лиц, участвующих в деле, извещенных надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «СпецТехМеханика», г. Санкт-Петербург

на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 21.10.2016 (судья Черланова Е.С.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 (председательствующий судья Демина Е.Г., судьи Морозов В.А., Кузнецов С.А.)

по делу N А72-11134/2015

по иску общества с ограниченной ответственностью «Диполь», Ленинградская область, г. Всеволожск (ОГРН 1027807997843, ИНН 7816044118) к обществу с ограниченной ответственностью «СпецТехМеханика», г. Санкт-Петербург (ОГРН 1089847387717, ИНН 7811418970) о взыскании неосновательного обогащения, неустойки, третьи лица: Федеральный научно-производственный центр акционерное общество «Научно-производственное объединение «Марс», г. Ульяновск, общество с ограниченной ответственностью «Альфа-групп», г. Ульяновск,

установил:

общество с ограниченной ответственностью «Диполь» (далее — ООО «Диполь», истец) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ), к обществу с ограниченной ответственностью «СпецТехМеханика» (далее — ООО «СпецТехМеханика», ответчик) о взыскании 15 833 071 руб. неосновательного обогащения (неосвоенного аванса), 34 357 764 руб. 07 коп. неустойки за просрочку возврата аванса за период с 15.07.2015 по 20.09.2016, 61 692 882 руб. 29 коп. неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору за период с 01.02.2015 по 20.09.2016.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 21.10.2016, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017, исковые требования удовлетворены частично. С ООО «СпецТехМеханика» в пользу ООО «Диполь» взыскано 15 833 071 руб. неосновательного обогащения (неосвоенный аванс), 6 871 552 руб. 81 коп. неустойки за просрочку возврата аванса, 1 258 617 руб. 33 коп. неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору.

Не согласившись с принятыми судебными актами в части размера взысканного неосновательного обогащения и неустойки за просрочку возврата аванса, ООО «СпецТехМеханика» обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит их изменить, отказать истцу во взыскании неустойки за просрочку возврата аванса, уменьшить сумму неосновательного обогащения (неосвоенного аванса) на сумму 1 032 128 руб. 99 коп.

По мнению подателя жалобы, неустойка не подлежала взысканию, поскольку из содержания пункта 7.3 договора не следует, что стороны установили ответственность в виде неустойки именно за неисполнение обязательства по возврату суммы неосвоенного аванса.

Полагает, что судами необоснованно отклонен его довод о том, что при расчете неосвоенного аванса необходимо учесть стоимость оборудования, приобретенного ответчиком по бланку-заказу 142785а-САМ от 27.01.2015 у общества с ограниченной ответственностью «ВЕЗА» (далее — ООО «ВЕЗА»).

Проверив законность обжалуемых судебных актов в соответствии со статьей 286 АПК РФ, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав представителя истца в судебном заседании, судебная коллегия считает жалобу не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанций и подтверждается материалами дела, между ООО «Диполь» (заказчик) и ООО «СпецТехМеханика» (поставщик) заключен договор на поставку оборудования от 10.12.2014 N 156 (далее — договор поставки N 156, договор), согласно которому поставщик обязуется совершить в пользу заказчика комплекс действий, включающий поставку заказчику микроклиматического комплекса и выполнение сопутствующих работ (услуг), перечисленных в пункте 1.2 договора, необходимых для обеспечения надлежащей эксплуатации оборудования согласно спецификации (приложение N 1 к договору) и на условиях, определенных в договоре, а заказчик обязуется принять комплекс действий и оплатить его стоимость на условиях, установленных договором (пункт 1.1).

Согласно пункту 1.2 договора поставщик обязуется выполнить следующие сопутствующие работы (услуги): монтаж, наладка оборудования, пуск оборудования в эксплуатацию, инструктаж специалистов ФНПЦ ОАО «НПО «Марс» по эксплуатации и обслуживанию оборудования, гарантийное обслуживание, включая техническую поддержку.

В соответствии с пунктом 1.7 договора комплекс действий, предусмотренный пунктами 1.1, 1.2 договора, осуществляется поставщиком заказчику по адресу: г. Ульяновск, ул. Солнечная, д. 20, территория ФНПЦ ОАО «НПО «Марс».

Согласно пункту 2.1 договора поставщик обязан доставить оборудование по адресу поставки в срок до 31.01.2015, а также выполнить сопутствующие работы (услуги), указанные в пункте 1.2 договора, в срок до 15.03.2015.

Согласно пункту 2.3 договора к сроку, указанному в пункте 2.1 договора, оборудование должно быть изготовлено, испытано, упаковано, замаркировано и поставлено по адресу поставки, выполнены работы (услуги), указанные в пункте 1.2 договора.

В соответствии с пунктами 3.1, 3.2 договора цена договора составляет 29 800 000 руб. и включает в себя стоимость оборудования, стоимость сопутствующих работ (услуг), строительно-монтажных работ, производственные и эксплуатационные затраты, накладные расходы, стоимость материалов, заработную плату, фискальные отчисления, налоги, сборы, командировочные, суточные и отпускные расходы, стоимость ГСМ, воды, энергоресурсов, обслуживания и ремонта техники, стоимость временных материалов, гарантийного обслуживания, включая техническую поддержку, стоимость доставки, погрузки, разгрузки, стоимость технической документации, поставляемой с оборудованием, стоимость монтажа, наладки оборудования, пуска оборудования в эксплуатацию, инструктажа, и т.д.

Условия договора не выделяют отдельно стоимость монтируемого оборудования, и идентичны условиям контракта на поставку оборудования от 13.10.2014 N 0468100000414000018-0032543-02, заключенного между ООО «Диполь» (поставщик) и ФНПЦ ОАО «НПО «Марс» (заказчик), согласно которому поставщик обязуется совершить в пользу заказчика комплекс действий, включающий поставку заказчику микроклиматического комплекса и выполнение сопутствующих работ (услуг), перечисленных в пункте 2.2 контракта (монтаж, наладка оборудования, пуск оборудования в эксплуатацию, инструктаж специалистов заказчика по эксплуатации и обслуживанию оборудования), а заказчик обязуется принять комплекс действий и оплатить его стоимость на условиях, установленных контрактом.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 27.04.2016 по делу N А72-2831/2016 установлено, что потребительским результатом для заказчика по контракту на поставку оборудования от 13.10.2014 N 0468100000414000018-0032543-02 являлась именно сдача всего комплекса работ, а не отдельных его этапов.

Судами сделан правильный вывод о том, что между истцом (ООО «Диполь») и ответчиком (ООО «СпецТехМеханика») заключен смешанный договор, содержащий в себе элементы подряда и поставки.

При этом установлено, что в срок, указанный в договоре (15.03.2015), ответчик не сдал истцу результаты работ, предусмотренные договором.

Помещение под монтаж микроклиматического оборудования было передано ФНПЦ ОАО «НПО «Марс» истцу, и, соответственно, истцом ответчику только 02.02.2015 (после выполнения третьим лицом ремонтных работ помещения).

Учитывая дату договора 10.12.2014, срок монтажа по договору — до 15.03.2015, положения статей 191, 193 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), количество дней для выполнения работ по договору составляет 94 дня.

В связи с просрочкой кредитора (передачей истцом ответчику помещения для работы только 02.02.2015) указанный срок выполнения работ продлевается на 94 дня, вследствие чего срок выполнения ответчиком обязательств по договору составляет — до 08.05.2015 (то есть работы должны быть завершены 07.05.2015).

Однако 07.05.2015 работы по созданию микроклиматического комплекса не были завершены ответчиком.

Довод ответчика о том, что истцом были нарушены сроки исполнения встречного обязательства по оплате аванса, предусмотренного пунктом 3.5 договора, вследствие чего срок выполнения работ ответчиком продлен до 22.06.2015, обоснованно отклонен, поскольку договор поставки N 156 не содержит условия о том, что исполнение подрядчиком обязательства по выполнению работ производится после того, как другая сторона исполнит свое обязательство по оплате сумм авансового платежа.

Истец 26.06.2015 направил ответчику уведомление с требованием в срок до 03.07.2015 поставить на объект недостающее оборудование, в противном случае будет инициировано расторжение договора в одностороннем порядке и истребование суммы неосвоенного аванса.

Истец 07.07.2015 вручил ответчику уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора поставки вследствие существенного нарушения условий договора поставщиком, 09.07.2015 направил ответчику телеграмму с требованием вернуть ООО «Диполь» аванс в сумме 25 000 000 руб.

Несмотря на это, ответчик продолжал выполнять строительно-монтажные работы на объекте с 03.02.2015 по 17.07.2015 силами субподрядных организаций ООО «Альфа-групп» на основании договора на поставку оборудования от 08.07.2015 N КП-241 и ООО «Строительство Инновации Технологии» на основании договора субподряда от 27.01.2015 N 009/З.

После 17.07.2015 работы на объекте продолжило выполнять ООО «Альфа-групп» на основании договора от 08.07.2015 N КП-241, оформленного между ООО «Диполь» и ООО «Альфа-групп», с того этапа, на котором были прекращены работы ответчиком. Работы были приняты ООО «Диполь» от ООО «Альфа-групп» по акту о приемке выполненных работ от 01.12.2015.

Приняв работы от ООО «Альфа-групп», ООО «Диполь» фактически приняло часть работы, выполненной ответчиком.

Согласно пункту 3.10 договора поставки N 156 в случае расторжения договора поставщик обязуется вернуть в течение трех банковских дней сумму неосвоенного аванса на расчетный счет заказчика.

Согласно статье 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Для выяснения вопроса о стоимости части работы, выполненной ответчиком, судом была назначена судебная экспертиза.

Согласно заключению экспертизы от 19.08.2016 N 615-А72-11134/2015 ООО «Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки» стоимость выполненных ООО «СпецТехМеханика» работ по состоянию на 17.07.2015 на объекте «Микроклиматический комплекс для обеспечения требований по чистым помещениям в производстве печатных плат» по адресу: г. Ульяновск, ул. Солнечная, д. 20, территория ФНПЦ ОАО «НПО «Марс»), составила 9 166 929 руб.

Перечень и стоимость оборудования, установленного на указанном объекте, по состоянию на 17.07.2015 определить не представляется возможным в связи с отсутствием документов, подтверждающих даты поставки и номенклатуру оборудования, оплаченного и доставленного ООО «СпецТехМеханика».

Таким образом, сумма неосвоенного аванса составляет: 25 000 000 — 9 166 929 = 15 833 071 руб.

Довод ответчика о том, что при расчете неосвоенного аванса необходимо учесть стоимость оборудования, приобретенного ответчиком по бланку-заказу 1427875а-САМ от 27.01.2015 у ООО «ВЕЗА», обоснованно отклонен, поскольку доказательств оплаты данного оборудования ответчиком в материалы дела не представлено.

При таких обстоятельствах в силу статьи 717 ГК РФ требование истца о взыскании с ответчика неосновательного обогащения (неотработанного аванса) в размере 15 833 071 руб. судом первой инстанции правомерно удовлетворено.

Также истцом заявлено требование о взыскании неустойки за просрочку исполнения обязательств по договору за период с 01.02.2015 по 20.09.2016 в размере 61 692 882 руб. 29 коп. Расчет неустойки признан судом неправильным, поскольку 07.07.2015 договор был расторгнут.

Согласно расчету суда неустойка за период с 08.05.2015 по 07.07.2015, исходя из условий пункта 7.3 договора, составила 6 293 086 руб. 66 коп.

Ответчик заявил ходатайство о применении статьи 333 ГК РФ, которое судом первой инстанции удовлетворено.

Суд снизил размер неустойки до 0,1% и взыскал с ответчика в пользу истца неустойку за период с 08.05.2015 по 07.07.2015 в сумме 1 258 617 руб. 33 коп.

Кассационная жалоба доводов по указанной части судебных актов не содержит.

Истцом предъявлена к взысканию также неустойка за просрочку возврата аванса за период с 15.07.2015 по 20.09.2016 в размере 34 357 764 руб. 07 коп. на основании пункта 7.3 договора.

Согласно пункту 7.3 договора в случае просрочки исполнения поставщиком обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных договором, а также в иных случаях неисполнения или ненадлежащего исполнения поставщиком обязательств, предусмотренных договором, заказчик имеет право требовать, а поставщик обязан оплатить неустойку в размере 0,5% от стоимости неисполненного или несвоевременно исполненного обязательства за каждый день просрочки.

Признав заявленную к взысканию неустойку явно несоразмерной последствиям нарушения исполнения обязательства, суд первой инстанции применив статью 333 ГК РФ, уменьшил размер неустойки до 6 871 552 руб. 81 коп., исходя из следующего расчета: 15 833 071 руб. x 0,1% : 100% x 434 дн. = 6 871 552 руб. 81 коп.

Довод ответчика о том, что начисление неустойки за просрочку возврата аванса является неправомерным, поскольку договор поставки расторгнут 07.07.2015, обоснованно отклонен.

В соответствии с пунктом 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.06.2014 N 35 «О последствиях расторжения договора», разрешая споры, связанные с расторжением договоров, суды должны иметь в виду, что по смыслу пункта 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Вместе с тем условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора (например, гарантийные обязательства в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору; условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве и т.п.) либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения (например, об условиях возврата предмета аренды после расторжения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и т.п.), сохраняют свое действие и после расторжения договора; иное может быть установлено соглашением сторон.

Условия договора поставки N 156 (пункт 3.10) предусматривают обязанность поставщика в течение трех банковских дней вернуть сумму неосвоенного аванса на расчетный счет заказчика.

Суды правомерно исходили из того, что условие о возврате аванса регулирует отношения сторон после расторжения договора поставки, вследствие чего неустойка за просрочку исполнения данного обязательства подлежит начислению в соответствии с условиями договора.

Приведенные в кассационной жалобе доводы правильность выводов судов первой и апелляционной инстанций, основанных на нормах права и материалах дела, не опровергают и направлены на переоценку доказательств, что в соответствии с главой 35 АПК РФ не входит в компетенцию суда кассационной инстанции.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не усматривает правовых оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Ульяновской области от 21.10.2016 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2017 по делу N А72-11134/2015 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья

Т.Н.ФЕДОРОВА

Судьи

Г.Н.МАХМУТОВА

Е.Н.БУБНОВА