О взыскании убытков, задолженности по оплате потребленных энергоресурсов

Определение Верховного Суда РФ от 30.11.2017 по делу N 307-ЭС17-9329, А13-4150/2015

Требование: О взыскании убытков, задолженности по оплате потребленных энергоресурсов.

Обстоятельства: Истец ссылается на то, что в связи с нарушением обществом сроков выполнения строительных работ им понесены убытки, генеральным подрядчиком не оплачены использованные при строительстве объекта энергетические ресурсы.

Решение: Дело в части взыскания убытков и задолженности, зачета первоначальных и встречных требований направлено на новое рассмотрение, поскольку судами в полной мере не исследована совокупность условий, необходимая для возложения на общество ответственности в виде возмещения убытков, кроме того, суд достоверно не определил объем и стоимость потребленного газа в спорный период, не оценил представленное обществом экспертное заключение. Какие обстоятельства нужно доказывать при возникновении спора в рамках ст. 15 ГК РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 ноября 2017 г. по делу N 307-ЭС17-9329

Резолютивная часть определения объявлена 23.11.2017.

Полный текст определения изготовлен 30.11.2017.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Хатыповой Р.А.,

судей Золотовой Е.Н., Маненкова А.Н.,

при участии в судебном заседании представителей

акционерного общества «Интертехэлектро» (далее — общество «Интертехэлектро», общество) Машенцева А.Н., Лебедева А.М., Карачкова Д.В., Овчарова А.В.,

открытого акционерного общества «Территориальная генерирующая компания N 2» (далее — компания) Бунегиной М.С., Шанина С.В.,

акционерного общества «Администратор торговой системы оптового рынка электроэнергии» (далее — общество «АТС») Бородулина А.Ю., Кашликовой И.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу общества «Интертехэлектро» на решение Арбитражного суда Вологодской области от 26.08.2016, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.04.2017 по делу N А13-4150/2015,

установила:

компания обратилась в Арбитражный суд Вологодской области с иском к обществу «Интертехэлектро» о взыскании 252 565 647 руб. 86 коп. убытков, в том числе 135 748 796 руб. 44 коп., составляющих сумму штрафов, оплаченную компанией за период с ноября 2013 года по март 2014 года за нарушение срока ввода блока ПГУ-1210 МВт Вологодской ТЭЦ; 116 816 851 руб. 42 коп., составляющих суммарный объем снижения выручки за период применения пониженных ставок (тарифов) на мощность с июня по ноябрь 2014 года, а также 10 145 193 руб. 31 коп. задолженности по оплате потребленных энергоресурсов на стройплощадке ПГУ-110 МВт, всего в сумме 262 710 841 руб. 17 коп. (с учетом принятия судом изменения размера иска в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, далее — АПК РФ).

Определениями суда первой инстанции от 23.07.2015, 14.10.2015 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены общество с ограниченной ответственностью «ДжиИ Рус» и общество «АТС».

Определением суда первой инстанции от 03.02.2016 к производству суда принят встречный иск общества «Интертехэлектро» о взыскании 4 089 293 руб. 54 коп. основного долга, 502 057 руб. 79 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, процентов за пользование чужими денежными средствами с 25.08.2016 по день фактической уплаты долга (с учетом принятия судом изменения размера встречного иска в соответствии со статьей 49 АПК РФ).

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 26.08.2016, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 27.12.2016 и постановлением суда округа от 06.04.2017, с общества «Интертехэлектро» в пользу компании взыскано 100 000 000 руб. в возмещение убытков, 8 596 898 руб. 31 коп. в возмещение задолженности по оплате потребленных энергоресурсов, 82 674 руб. 09 коп. расходов на уплату государственной пошлины. В остальной части заявленных требований отказано. Взыскано с компании в пользу общества «Интертехэлектро» 4 089 293 руб. 54 коп. основного долга по договору генерального подряда, 502 057 руб. 79 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами, а также взысканы проценты по день фактической уплаты суммы долга, 44 074 руб. в возмещение расходов на уплату государственной пошлины. С компании в федеральный бюджет взыскана государственная пошлина в сумме 1 883 руб. В результате проведенного судом зачета с общества «Интертехэлектро» в пользу компании взыскано 104 005 546 руб. 98 коп., в том числе 100 000 000 руб. в возмещение убытков, 4 005 546 руб. 98 коп. в возмещение задолженности по оплате потребленных энергоресурсов, 38 600 руб. 09 коп. в возмещение расходов на уплату государственной пошлины.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, заявитель, ссылаясь на существенное нарушение судами норм материального и процессуального права, просит отменить обжалуемые судебные акты в части удовлетворения первоначального иска.

В остальной части судебные акты не обжалуются.

Представители общества с ограниченной ответственностью «ДжиИ Рус» в судебное заседание не явились.

В соответствии с частью 2 статьи 291.10 АПК РФ неявка надлежащим образом извещенных лиц не препятствует рассмотрению кассационной жалобы.

Основаниями для отмены или изменения судебных актов в порядке кассационного производства в Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации являются существенные нарушения норм материального права и (или) норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод, законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также защита охраняемых законом публичных интересов (часть 1 статьи 291.11 АПК РФ).

В судебном заседании представители общества «Интертехэлектро» поддержали доводы кассационной жалобы, а представители компании и общества «АТС» возражали против доводов жалобы.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в жалобе, Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Согласно пункту 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Как следует из судебных актов и усматривается из материалов дела, 21.02.2008 между компанией (заказчиком) и обществом с ограниченной ответственностью «Интертехэлектро — Новая генерация» (генеральный подрядчик, далее — общество «Интертехэлектро — Новая генерация») был заключен договор генерального подряда N 3000-290-08 (далее — договор подряда, здесь и далее — в редакции протокола урегулирования разногласий), согласно пункту 2.1 которого генеральный подрядчик обязуется в установленный договором срок по заданию заказчика выполнить весь комплекс работ (строительство «под ключ») по объекту — парогазовая установка Вологодской ТЭЦ ГУ ОАО «ТГК-2» по Вологодской области (далее — объект, парогазовая установка).

Из содержания раздела 1 договора подряда следует, что объект — сложная вещь, отвечающая требованиям заказчика, являющаяся результатом выполненных работ по договору, строительство и передача которой заказчику является выполнением генеральным подрядчиком работ по договору.

Объект согласно пункту 6.5 договора подряда считается принятым заказчиком при получении им разрешения на ввод объекта в эксплуатацию, как это предусмотрено статьей 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Впоследствии 02.08.2012 компания, общество «Интертехэлектро — Новая генерация» и общество «Интертехэлектро» подписали соглашение о замене генерального подрядчика на общество «Интертехэлектро», в соответствии с пунктом 1.2 которого прежний генеральный подрядчик передает генеральному подрядчику (обществу «Интертехэлектро»), а генеральный подрядчик принимает на себя и соглашается выполнить все оставшиеся и подлежащие исполнению обязательства прежнего генерального подрядчика перед заказчиком в полном объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту заключения соглашения о замене стороны.

Судами установлено, что генеральным подрядчиком выполнены согласованные работы, результат которых сдан заказчику. Объект принят приемочной комиссией по акту приемки законченного строительством объекта от 01.12.2013 N 1 и по акту приемки объекта капитального строительства от 03.02.2014 N 2, 24.03.2014 составлен и подписан акт N 1 приемки оборудования после комплексного опробования. Акт приемки объекта капитального строительства N 2, которым предъявлена к сдаче и принята заказчиком парогазовая установка, подписан сторонами 21.02.2014.

Актом приемки оборудования после комплексного опробования от 24.03.2014 N 1 установлено, что комплексное опробование выполнено в период с 20.03.2014 по 23.03.2014 обществом «Интертехэлектро» силами субподрядчика ООО «Сервис Новой Генерации», и объект готов к эксплуатации с 24.03.2014.

Компанией 19.03.2014, 22.05.2014 получены разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Ссылаясь на то, что в связи с нарушением обществом сроков выполнения строительных работ компания понесла убытки, генеральный подрядчик не оплатил использованные при строительстве объекта энергетические ресурсы, компания обратилась в суд с настоящим иском.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя иск компании, руководствовался статьями 15, 393, 394, 401, 708 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ), разъяснениями, изложенными в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление N 25), и исходил из доказанности факта несения компанией убытков в виде уплаты штрафов за нарушение срока поставки мощности в связи с несвоевременным исполнением обществом «Интертехэлектро» обязательств по договору подряда, подтверждения перечисления компанией штрафов, ограничив взыскиваемую сумму установленной в пункте 11.4 договора суммой в размере 100 000 000 руб.; а также из доказанности наличия 8 596 898 руб. 31 коп. задолженности за потребленные энергоресурсы на стройплощадке ПГУ.

Суды апелляционной и кассационной инстанций поддержали выводы суда первой инстанции.

Между тем судами не учтено следующее.

Под убытками согласно статье 15 ГК РФ понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Основанием для удовлетворения требования о взыскании убытков является совокупность условий: факт их причинения, документально подтвержденный размер убытков и наличие причинно-следственной связи между понесенными убытками и нарушением.

Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства (пункт 1 статьи 393 ГК РФ).

Как разъяснено в пункте 12 постановления N 25, по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ). Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (пункт 2 статьи 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Требование компании о взыскании 135 748 796 руб. 44 коп. убытков мотивировано тем, что во исполнение подпункта 10 пункта 4 Правил оптового рынка электрической энергии и мощности, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2010 N 1172, и распоряжения Правительства Российской Федерации от 11.08.2010 N 1334-р компанией были заключены агентский договор с ОАО «ЦФР» от 01.11.2010 и договоры о предоставлении мощности, в соответствии с которыми компания обязалась с 30.09.2011 начать поставку мощности с использованием объекта генерации — ПГУ-110 МВт Вологодской ТЭЦ. В соответствии с пунктом 3.5 договоров дата начала исполнения обязательства по поставке мощности перенесена на 12 месяцев, новая дата начала исполнения обязательства по поставке мощности установлена 30.09.2012. Фактически поставка мощности начата объектом с 01.04.2014, так как вследствие ненадлежащего исполнения обществом «Интертехэлектро» обязательств по договору подряда объект, являющийся результатом работ, был передан по акту N 2 только 21.02.2014. Компания в порядке и на условиях, установленных нормативными актами в сфере исполнения обязательств по договорам о предоставлении мощности, была привлечена к ответственности в виде уплаты штрафов за просрочку начала исполнения обязательств по поставке мощности на оптовый рынок в отношении данного объекта во внесудебном порядке путем списания соответствующей размеру штрафа денежной суммы со счета компании.

Согласно пункту 7.2 договора подряда генеральный подрядчик обязан возместить заказчику убытки, возникшие в результате нарушения указанного в пункте 2.8 договора срока ввода в эксплуатацию парогазовой установки, если причиной (одной из причин) нарушения данного срока будет являться неисполнение или ненадлежащее исполнение генеральным подрядчиком своих обязательств по договору.

При этом к подлежащим возмещению в соответствии с условиями данного пункта договора убыткам относятся исключительно суммы любых имущественных (денежных) требований третьих лиц, удовлетворенных заказчиком в связи с несвоевременным вводом в эксплуатацию парогазовой установки. Стороны пришли к соглашению, что возмещению заказчику подлежат имущественные (денежные) требования третьих лиц, возникшие и предъявленные после окончания 72-часового комплексного опробования.

Пунктом 2.8 договора подряда датой ввода объекта в эксплуатацию стороны определили 31.03.2010 при условии подписания договора в феврале 2008 года и выплаты аванса согласно графику.

Дополнительным соглашением от 02.08.2012 N 5 стороны пункт 2.8 договора подряда изложили в новой редакции, согласовав, что ориентировочная дата прохождения комплексного опробования объекта устанавливается 29.12.2012.

В соответствии с пунктом 6.7 договора подряда генеральный подрядчик самостоятельно в соответствии с программой проведения комплексного опробования оборудования, разработанной им и утвержденной заказчиком, проводит комплексное опробование с составлением акта.

Согласно пункту 7.1.8 каждого договора о предоставлении мощности компания обязалась уплачивать неустойки (штрафы), предусмотренные договором за неисполнение, несвоевременное или ненадлежащее исполнение обязательств по договору в порядке, предусмотренном данным договором, договором о присоединении к оптовому рынку и законодательством Российской Федерации.

Суды трех инстанций, удовлетворяя требование истца о взыскании убытков с учетом условия договора подряда о пределах размера убытков, исходили из начисленных и уплаченных компанией штрафов за период с ноября 2013 года по март 2014 года, связав начало периода для возмещения убытков с установленной дополнительным соглашением N 5 датой комплексного опробования после истечения 300-дневного срока ограничения.

Между тем суды с учетом отсутствия в договоре подряда положений и условий о его заключении в целях исполнения обязательств компании по договорам о предоставлении мощности, заключения договора подряда значительно ранее заключения договоров о предоставлении мощности, принятия компанией на себя обязательств по соблюдению начала поставки мощности, не проанализировали надлежащим образом наличие причинно-следственной связи между уплатой компанией штрафов по договорам о предоставлении мощности и ненадлежащим исполнением обязательств по договору подряда со стороны генерального подрядчика и, как следствие, наличие у общества обязательства по возмещению компании убытков в связи с нарушением сроков предоставления мощности.

Кроме того, суды в отсутствие претензий заказчика по срокам выполнения работ не исследовали обстоятельства того, должен ли был генеральный подрядчик, не являясь стороной договоров о предоставлении мощности, не имея возможности повлиять на поведение компании и на размер штрафов, предусмотренных компанией и ее контрагентами, предвидеть, что неисполнение им своих обязательств по договору подряда может, в свою очередь, повлечь неисполнение обязательств компании перед другими лицами и возникновение у нее убытков.

Суды также не выяснили факт осведомленности генерального подрядчика об обстоятельствах реализации договоров о предоставлении мощности, принятия компанией мер по исполнению договоров с третьими лицами, о которых подрядчик не мог знать в отличие от компании, принявшей на себя обязательства по уплате штрафов контрагентам, уведомления заказчиком об этих обстоятельствах при той степени заботливости и осмотрительности, которая от компании требовалась по характеру обязательства.

Тогда как исследование указанных обстоятельств, а также сопоставление сроков, предусмотренных соответственно договором подряда и договорами о предоставлении мощности, с учетом дат их заключения, начала исполнения обязательств по договорам о предоставлении мощности и ориентировочной даты комплексного опробования, которые изначально не совпадали, при условии возможности переноса сроков по договорам о предоставлении мощности на 12 месяцев и установленного пунктом 11.2.1 договора подряда (в редакции дополнительного соглашения N 5) 300-дневного срока ограничения имели определяющее значение при оценке факта наличия причинно-следственной связи между убытками, возникшими у компании, и неисполнением обязательств обществом по договору подряда.

Кроме того, суды, ссылаясь на неисполнение генеральным подрядчиком обязательств по договору подряда, повлекшее причинение компании убытков, связав завершение обществом обязательств перед компанией с датой прохождения комплексного опробования, не проанализировали и не оценили надлежащим образом содержание пункта 7.2 договора.

В силу пункта 1 статьи 708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки).

Статья 190 ГК РФ предусматривает, что установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Суд первой инстанции, с которым согласились суды апелляционной и кассационной инстанций, взыскивая сумму убытков, придя к выводу о ненадлежащем исполнении обществом обязательств по договору, не принял во внимание, что стороны в пункте 7.2 договора подряда условие для возмещения убытков заказчика связали с несвоевременным вводом в эксплуатацию парогазовой установки.

Более того, стороны в данном пункте согласовали возможность возмещения имущественных (денежных) требований третьих лиц, возникших и предъявленных после окончания 72-часового комплексного опробования.

Однако суд первой инстанции не исследовал и не оценил соотношение сроков комплексного опробования, завершения обязательств генеральным подрядчиком и ввода объекта в эксплуатацию во взаимосвязи с условиями договора и дополнительных соглашений, что также имело правовое значение.

В силу пункта 3 статьи 405 ГК РФ должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора.

По смыслу пункта 1 статьи 314 ГК РФ срок исполнения обязательства может исчисляться и с момента исполнения обязанностей другой стороной, совершения ею определенных действий или с момента наступления иных обстоятельств, предусмотренных законом или договором.

Как следует из материалов дела, дополнительным соглашением от 30.12.2009 N 2 в связи с нарушением заказчиком обязательств по финансированию строительства объекта стороны договорились перенести новый ориентировочный срок завершения работ на 31.10.2011, согласовав, что точная дата завершения работ и график выполнения работ будут уточнены сторонами путем подписания дополнительного соглашения к договору.

В дополнительном соглашении от 18.01.2012 N 4 был зафиксирован факт нарушения истцом обязательств по финансированию строительства объекта.

Согласно пункту 3 дополнительного соглашения от 02.08.2012 N 5, признав, что надлежащее исполнение генеральным подрядчиком обязательств по строительству объекта напрямую связано и зависит от исполнения заказчиком своих обязательств по оплате, стороны установили, что в случае нарушения заказчиком любых сроков оплаты строительства объекта (в том числе, но, не ограничиваясь, сроков оплаты, предусмотренных графиком финансирования) срок, установленный пунктом 2.8 договора, не применяется, и стороны обязуются согласовать новый срок прохождения комплексного опробования объекта в дополнительном соглашении к договору.

Таким образом, новый ориентировочный срок завершения работ по дополнительному соглашению N 2, новая ориентировочная дата прохождения комплексного опробования объекта по дополнительному соглашению N 5 были установлены в связи с нарушением заказчиком сроков финансирования работ.

При этом приблизительная стоимость работ в сумме 5 788 181 056 руб. 37 коп. была определена лишь дополнительным соглашением от 20.12.2013 N 7.

Однако суд первой инстанции, с которым согласились апелляционный суд и суд округа, придя к выводу о том, что условия финансирования компанией не соблюдались, в то же время указал, что график финансирования согласован сторонами в дополнительном соглашении N 5 к договору, исходя из предполагаемого добросовестного поведения общества по строительству в согласованные сроки и установленного договором порядка оплаты; выполнение работ обществом не приостанавливалось, новый срок выполнения работ путем подписания дополнительного соглашения в соответствии с условиями договора не устанавливался; представленный Перечень, стоимость и сроки выполнения работ (далее — перечень) с установлением нового срока прохождения комплексного опробования 30 сентября 2013 года не оформлен приложением к договору, со стороны компании подписан неуполномоченным лицом.

Суд округа, отклоняя довод общества «Интертехэлектро» об отсутствии оснований для взыскания убытков ввиду несоблюдения компанией условий финансирования, указал, что общество не представило доказательств влияния отставания от графика по срокам финансирования на сроки выполнения работ, авансирование строительно-монтажных работ не было предусмотрено договором подряда.

Между тем суд округа не принял во внимание, что суд первой инстанции, сославшись лишь на составленную компанией таблицу о соотношении фактических сроков выполнения работ и их финансирования, не проанализировал и не оценил представленный обществом расчет, обоснованный СНиП 1.04.03-85 «Нормы продолжительности строительства и задела в строительстве», и не учел, что на дату заключения дополнительного соглашения N 5 уже имела место просрочка исполнения денежного обязательства со стороны заказчика; суд первой инстанции не исследовал также обстоятельств соблюдения сторонами сроков финансирования и выполнения работ, предусмотренных перечнями, и вопросов о том, не явствовали ли полномочия лиц, подписавших перечни, из обстановки, в которой они действовали (статья 182 ГК РФ).

При этом суды не учли, что отсутствие подписанного сторонами дополнительного соглашения о согласовании новых сроков выполнения работ или комплексного опробования оборудования не может являться основанием для возложения на общество обязанности по возмещению убытков, исходя из условия договора подряда о невозможности применения срока, предусмотренного пунктом 2.8, при подтверждении нарушения компанией любых сроков финансирования, при том, что дополнительным соглашением N 5 была определена лишь ориентировочная дата комплексного опробования.

Данные условия договора подряда основаны на принципе свободы договора (пункт 1 статьи 1 ГК РФ), который направлен на развитие предпринимательской деятельности, позволяя ее субъектам регулировать собственные отношения.

В соответствии с пунктами 1, 4 статьи 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Таким образом, условие договора подряда о том, что генеральный подрядчик возмещает убытки в виде суммы любых имущественных (денежных) требований третьих лиц, удовлетворенных заказчиком, не означает, что не должны быть установлены наличие вреда, противоправность действий его причинителя, причинно-следственная связь между такими действиями и возникновением вреда, вина причинителя вреда. Возможность взыскания убытков с генерального подрядчика как лица, допустившего ненадлежащее исполнение гражданско-правовых обязанностей, не исключает необходимости выявления всех обстоятельств и наличия элементов, подлежащих доказыванию для целей возмещения убытков.

Поскольку судами в полной мере не исследована совокупность условий, необходимая для возложения на общество ответственности в виде возмещения убытков в соответствии с положениями статьи 15 ГК РФ, выводы судов в части взыскания убытков не могут быть признаны обоснованными.

Кроме того, выводы судов в части взыскания задолженности по оплате потребленных энергоресурсов основаны на неполном исследовании обстоятельств потребления соответствующего энергоресурса, их объемов и стоимости, противоречат условиям договора подряда.

Так, в соответствии с пунктом 4.1.1.14 договора подряда генеральный подрядчик обязался в полном объеме оплачивать заказчику потребленные у него энергоресурсы по тарифам, установленным энергоснабжающими организациями для заказчика.

Взыскивая стоимость потребленного газа, суд первой инстанции, ссылаясь на пояснения сторон, пришел к выводу о том, что истец вправе требовать оплаты стоимости потребленного газа, объем которого не превышает объем, определенный истцом расчетным путем, и сопоставим с ранее израсходованным объемом, который обществом не оспаривался.

Между тем суд достоверно не определил объем и стоимость потребленного природного газа в спорный период, не оценил представленное обществом экспертное заключение об определении количества природного газа, необходимого для выработки электроэнергии.

При этом, исходя из того, что газ использовался для выработки электроэнергии в целях последующей поставки соответствующим покупателям, требования о взыскании стоимости потребленных газа и электроэнергии являются взаимосвязанными, подлежат исследованию в совокупности.

Взыскивая стоимость осветленной воды, суд первой инстанции руководствовался статьями 733, 734 ГК РФ и исходил из отсутствия оснований для отнесения воды к материалам, посчитав, что вода является ресурсом, не обосновав вместе с тем возможность отнесения осветленной воды к энергоресурсам, обязанность возмещения которых возложена на генерального подрядчика пунктом 4.1.1.14 договора подряда.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия приходит к выводу о том, что суды трех инстанций допустили существенные нарушения норм права, поэтому на основании части 1 статьи 291.11 АПК РФ решение суда первой инстанции от 26.08.2016, постановление апелляционного суда от 27.12.2016 и постановление суда округа от 06.04.2017 в части удовлетворения иска компании к обществу «Интертехэлектро» о взыскании 100 000 000 руб. в возмещение убытков, 8 596 898 руб. 31 коп. в возмещение задолженности по оплате потребленных энергоресурсов, 82 674 руб. 09 коп. расходов на уплату государственной пошлины, а также в части проведения зачета первоначальных и встречных требований подлежит отмене, дело в указанной части — направлению на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду надлежит учесть изложенное, исследовать все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения спора, установить, предопределено ли исполнение (неисполнение) обязательств одной стороны взаимным исполнением (неисполнением) обязательств другой стороной, правильно применив нормы материального и процессуального права, разрешить спор.

Руководствуясь статьями 176, 291.11291.15 АПК РФ, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Арбитражного суда Вологодской области от 26.08.2016, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2016 и постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.04.2017 по делу N А13-4150/2015 в части удовлетворения иска открытого акционерного общества «Территориальная генерирующая компания N 2» к акционерному обществу «Интертехэлектро» о взыскании 100 000 000 руб. в возмещение убытков, 8 596 898 руб. 31 коп. в возмещение задолженности по оплате потребленных энергоресурсов, 82 674 руб. 09 коп. расходов на уплату государственной пошлины, а также в части зачета первоначальных и встречных требований отменить.

Дело в отмененной части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Вологодской области.

В остальной части указанные судебные акты оставить без изменения

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок.

Председательствующий судья

Р.А.ХАТЫПОВА

Судья

Е.Н.ЗОЛОТОВА

Судья

А.Н.МАНЕНКОВ