Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности

К каким ситуациям не применяется Начало течения срока исковой давности

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 19 июля 2016 г. N 1579-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ГРАЖДАНКИ СПИВАК ИРИНЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ

НА НАРУШЕНИЕ ЕЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ

ПУНКТОМ 1 СТАТЬИ 181 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки И.А. Спивак к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были частично удовлетворены требования гражданки И.А. Спивак о признании договора дарения земельного участка с частью жилого дома притворной сделкой и о разделе общего имущества супругов. При этом по заявлению ответчика к требованию истицы о признании договора дарения притворной сделкой был применен срок исковой давности, начало течения которого суды, руководствуясь пунктом 1 статьи 181 ГК Российской Федерации в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ, связали с моментом начала исполнения оспариваемого договора.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации И.А. Спивак оспаривает конституционность пункта 1 статьи 181 ГК Российской Федерации в указанной редакции, согласно которому срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года; течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

По мнению заявительницы, оспариваемые законоположения, в той мере, в какой во взаимосвязи со статьей 170 ГК Российской Федерации и статьями 34 и 38 Семейного кодекса Российской Федерации они применяются судами при рассмотрении споров между супругами, противоречат статьям 2, 17, 38 (часть 1), 40 (часть 1), 45 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Конституционный Суд Российской Федерации ранее указывал, что положение пункта 1 статьи 181 ГК Российской Федерации (в редакции, действовавшей до вступления в силу Федерального закона от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ) является исключением из общего правила о начале течения срока исковой давности применительно к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок. В соответствии с этой специальной нормой течение указанного срока по данным требованиям определяется не субъективным фактором — осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения — независимо от признания их таковыми судом (пункт 1 статьи 166 ГК Российской Федерации), а значит, не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц (определения от 8 апреля 2010 года N 456-О-О, от 17 июля 2014 года N 1787-О и др.).

Таким образом, оспариваемая норма как сама по себе, так и в системе действующего правового регулирования, в том числе во взаимосвязи со статьей 170 ГК Российской Федерации, предусматривающей недействительность в качестве последствия совершения мнимой и притворной сделок и направленной на защиту от недобросовестности участников гражданского оборота, и статьями 34 и 38 Семейного кодекса Российской Федерации, определяющими, какое имущество относится к совместной собственности супругов, устанавливающими правила раздела такого имущества и направленными на защиту имущественных прав супругов, не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Спивак Ирины Александровны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН