Страховщик должен возместить убытки, которые были причинены заемщику вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства

Определение Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 6-КГ16-14

Требование: О взыскании убытков, неустойки, штрафа.

Обстоятельства: Истец ссылается на причинение ему убытков в связи с несвоевременным исполнением ответчиком своих обязательств по выплате страхового возмещения.

Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд, делая вывод об отсутствии причинно-следственной связи между начислением истцом неустойки, процентов и действиями ответчика, не учел, что отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником, в данном случае ответчиком.Ст. 15 ГК РФ Порядок действий

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 ноября 2016 г. N 6-КГ16-14

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Момотова В.В. и Киселева А.П.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Марченко С.И. к ЗАО «ВТБ Страхование жизни» о взыскании убытков, неустойки и штрафа

по кассационной жалобе представителя Марченко С.И. — Сулейманлы О.Г. оглы на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 25 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Момотова В.В., объяснения представителя Марченко С.И. — Сулейманлы О.Г.о., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя ЗАО «ВТБ Страхование жизни» Петровой Я.С., возражавшей против удовлетворения кассационной жалобы, представителя ПАО «БМ-Банк» Тулиной Т.В., полагавшей кассационную жалобу обоснованной, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Марченко С.И. обратился в суд с иском к ЗАО «ВТБ Страхование жизни» о взыскании убытков в размере 2 003,11 долларов США, убытков в размере 39,94 долларов США, неустойки в размере 2 043,05 долларов США в рублевом эквиваленте по курсу ЦБ РФ на дату исполнения судебного решения, а также штрафа в размере 50% от присужденной судом суммы, сославшись на причинение ему убытков в связи несвоевременным исполнением ответчиком своих обязательств по выплате страхового возмещения по заключенному между ними договору добровольного кредитного страхования жизни от 27 апреля 2011 г.

Ответчик иск не признал, возражал против удовлетворения заявленных исковых требований.

Решением Октябрьского районного суда г. Рязани от 30 декабря 2015 г. исковые требования удовлетворены.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 25 мая 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу постановлено новое решение, которым в удовлетворении исковых требований Марченко С.И. отказано.

В кассационной жалобе представителя Марченко С.И. — Сулейманлы О.Г.о. ставится вопрос об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 25 мая 2016 г., как вынесенного с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении данного дела такого характера нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что 21 марта 2008 г. между Марченко С.И. и АКБ «Банк Москвы» (ОАО) заключен кредитный договор на сумму 24 530 долларов США на срок до 21 марта 2013 г., продленный в дальнейшем дополнительным соглашением сторон до 21 марта 2014 г.

27 апреля 2011 г. между ЗАО «Страховая компания «МСК-Лайф» (в настоящее время ЗАО «ВТБ страхование жизни») и Марченко С.И. заключен договор добровольного кредитного страхования жизни, предметом которого являлось страхование жизни и здоровья Марченко С.И. как заемщика по указанному кредитному договору.

29 августа 2012 г. Марченко С.И. установлена II группа инвалидности по общему заболеванию.

23 ноября 2012 г. Марченко С.И. заявил о наступлении страхового случая, однако страховщик отказал в выплате страхового возмещения.

Выплаты по возврату кредита Марченко С.И. производились до 21 августа 2012 г.

По состоянию на 14 марта 2013 г. кредитная задолженность составила 14 621,95 долларов США в том числе просроченная задолженность по основному долгу — 11 731,78 долларов США, проценты, подлежащие уплате по просроченной задолженности — 887,06 долларов США, неустойка за период с 22 октября 2012 г. по 13 марта 2013 г. — 2003,11 долларов США.

Данная кредитная задолженность взыскана с заемщика в пользу банка вступившим в законную силу решением Михайловского районного суда г. Рязани от 26 июня 2013 г.

Также банком по кредитному договору начислены проценты на просроченный основной долг в размере 39,94 долларов США на 14 декабря 2015 г.

Судом также установлено, что вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Рязани от 27 января 2014 г. на ЗАО «ВТБ Страхование жизни» возложена обязанность исполнить договор добровольного кредитного страхования жизни от 27 апреля 2011 г. путем перечисления страхового возмещения в размере 406 933,53 руб. на расчетный счет АКБ «Банк Москвы» (ОАО) в счет погашения кредитных обязательств Марченко С.И. перед АКБ «Банк Москвы» (ОАО) по кредитному договору.

Фактически выплата страхового возмещения страховщиком произведена 17 марта 2015 г.

Удовлетворяя заявленные Марченко С.И. исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что убытки в размере начисленных банком неустойки в размере 2 003,11 долларов США и процентов в размере 39,94 долларов США были причинены заемщику вследствие задержки страховой выплаты, обеспечивающей исполнение кредитного обязательства, и подлежат возмещению страховщиком.

Проверяя законность решения суда первой инстанции, судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда с выводами суда первой инстанции не согласилась, отменила решение районного суда с вынесением по делу нового решения об отказе в удовлетворении иска Марченко С.И., указав, что обязанность Марченко С.И. по возврату кредита и иные вытекающие из договора с банком обязанности не зависят от факта ненадлежащего исполнения страховой компанией обязанности по перечислению суммы страхового возмещения.

По мнению суда апелляционной инстанции, Марченко С.И. был обязан исполнять кредитный договор до момента исполнения страховщиком своих обязательств по выплате страхового возмещения, поскольку ни условиями кредитного договора, ни условиями договора добровольного кредитного страхования жизни не предусмотрено прекращение обязательств заемщика при наступлении страхового случая.

Также суд второй инстанции указал на то, что заявленные истцом убытки не находятся в причинно-следственной связи с действиями ответчика.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит выводы суда апелляционной инстанции не соответствующими требованиям закона.

В соответствии с пунктом 1 статьи 934 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору личного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию), уплачиваемую другой стороной (страхователем), выплатить единовременно или выплачивать периодически обусловленную договором сумму (страховую сумму) в случае причинения вреда жизни или здоровью самого страхователя или другого названного в договоре гражданина (застрахованного лица), достижения им определенного возраста или наступления в его жизни иного предусмотренного договором события (страхового случая).

Право на получение страховой суммы принадлежит лицу, в пользу которого заключен договор.

Статьей 309 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Согласно пункту 1 статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных данным Кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Пунктом 1 статьи 314 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действующей на момент возникновения у ответчика обязанности выплатить страховое возмещение) предусмотрено, что если обязательство предусматривает или позволяет определить день его исполнения или период времени, в течение которого оно должно быть исполнено, обязательство подлежит исполнению в этот день или, соответственно, в любой момент в пределах такого периода.

Пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена обязанность должника возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 названного Кодекса.

В силу статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Исходя из приведенных выше норм права в их нормативно-правовом единстве, страховщик по договору личного страхования несет ответственность за несвоевременное осуществление выплаты страхового возмещения, которым обеспечивается исполнение кредитного обязательства, в виде возмещения в полном объеме убытков, возникших у страхователя вследствие задержки страховой выплаты.

Согласно пункту 1 статьи 940 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования должен быть заключен в письменной форме.

Условия, на которых заключается договор страхования, в силу пункта 1 статьи 943 Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Договором страхования 27 апреля 2011 г., заключенному между сторонами по делу, (пункт 4) предусмотрено, что первым выгодоприобретателем является АКБ «Банк Москвы» (ОАО), являющийся кредитором страхователя по кредитному договору от 21 марта 2008 г.

Страховым случаем является в том числе установление застрахованному лицу инвалидности I или II группы в результате несчастного случая или болезни (пункт 5 договора).

Пунктом 5.1 Правил кредитного страхования жизни, утвержденных ответчиком 30 ноября 2010 г., определено, что страховая сумма по риску «инвалидность» определяется в размере: кредитной задолженности, включая сумму основного долга, увеличенную на 10%; задолженности по кредитному договору, под которой понимается общая сумма долга, включая основной долг, проценты, комиссии, неустойки, операционные и другие расходы банка, осуществленные в связи с исполнением кредитного договора.

Страховая выплата производится безналичным перечислением на расчетный счет выгодоприобретателя в течение 5 рабочих дней с даты подписания страхового акта, оформленного страховщиком в срок не позднее 15 календарных дней с даты получения им заявления о страховом случае и документов, подтверждающих наступление страхового случая, если иные сроки не оговорены в договоре страхования (пункт 10.5 Правил).

Пунктом 7.1.1.2 названного кредитного договора установлена договоренность сторон о том, что при наступлении страхового случая полученное банком страховое возмещение направляется в счет погашения задолженности заемщика по договору.

Таким образом, в силу закона и заключенного между сторонами договора кредитного страхования жизни с момента установления Марченко С.И. II группы инвалидности (с 29 августа 2012 г.), у последнего возникло право требовать с ЗАО «ВТБ Страхование жизни» выплаты страхового возмещения в погашение его обязательства по кредитному договору перед АО «Банк Москвы», а в течение 15 календарных дней с даты обращения Марченко С.И. о наступлении страхового случая (23 ноября 2012 г.) у страховой компании возникла обязанность выплатить в пользу банка страховое возмещение в размере задолженности по кредиту на дату наступления страхового случая и неустойки.

Однако, как установлено судом, фактически страховщик исполнил свою обязанность только 17 марта 2015 г., что свидетельствует о ненадлежащем исполнение страховой компанией своих обязательств по договору страхования, заключенному с Марченко С.И.

Уклонение страховщика от исполнения своих обязательств повлекло возникновение у Марченко С.И. убытков в виде начисленных процентов и неустойки, подлежащих выплате Марченко С.И. в пользу АКБ «Банк Москвы» в связи с неисполнением обязательств по кредитному договору.

При надлежащем исполнении страховщиком обязательства по выплате страхового возмещения в пользу банка в течение установленного пунктом 10.5 Правил страхования срока, обязательства должника перед банком считались бы исполненными.

Факт ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязательств по выплате страхового возмещения также установлен вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Рязани от 27 января 2014 г.

В силу перечисленных законоположений возникшие у Марченко С.И. убытки подлежали возмещению за счет ЗАО «ВТБ Страхование жизни».

Кроме того, суд апелляционной инстанции, делая вывод об отсутствии причинно-следственной связи между начисленными Марченко С.И. суммами неустойки, процентов и действиями страховой компании, не учел, что отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 12 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации», бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившим обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

В силу приведенных выше норм и разъяснений существует презумпция вины должника в нарушении обязательства и наличие причинно-следственной связи между таким нарушением и причиненными кредитору убытками, пока должником не доказано обратное.

Между тем в материалах дела не имеется представленных ответчиком доказательств отсутствия его вины в нарушении обязательства по выплате страхового возмещения и отсутствия причинно-следственной связи между данным нарушением и доказанными убытками истца.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права существенными, повлиявшими на исход дела и без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Марченко С.И., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 25 мая 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 25 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое апелляционное рассмотрение.