Статья 391 ГК РФ. Условия и форма перевода долга

Статья 391 ГК РФ. Условия и форма перевода долга

Статья 391 ГК РФ. Условия и форма перевода долга

1. Перевод долга с должника на другое лицо может быть произведен по соглашению между первоначальным должником и новым должником.

В обязательствах, связанных с осуществлением их сторонами предпринимательской деятельности, перевод долга может быть произведен по соглашению между кредитором и новым должником, согласно которому новый должник принимает на себя обязательство первоначального должника.

2. Перевод должником своего долга на другое лицо допускается с согласия кредитора и при отсутствии такого согласия является ничтожным.

Если кредитор дает предварительное согласие на перевод долга, этот перевод считается состоявшимся в момент получения кредитором уведомления о переводе долга.

3. При переводе долга по обязательству, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 1 настоящей статьи, первоначальный должник и новый должник несут солидарную ответственность перед кредитором, если соглашением о переводе долга не предусмотрена субсидиарная ответственность первоначального должника либо первоначальный должник не освобожден от исполнения обязательства. Первоначальный должник вправе отказаться от освобождения от исполнения обязательства.

К новому должнику, исполнившему обязательство, связанное с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, переходят права кредитора по этому обязательству, если иное не предусмотрено соглашением между первоначальным должником и новым должником или не вытекает из существа их отношений.

4. К форме перевода долга соответственно применяются правила, содержащиеся в статье 389 настоящего Кодекса.

 

Общие позиции об условиях и форме перевода долга (ст. 391 ГК РФ)

К каким ситуациям применяется ст. 391 ГК РФ

Перевод долга происходит при передаче другому лицу обязанностей, вытекающих из сделки

 

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 <Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации>

Уступка права (требования) по обязательству, в котором уступающий требование кредитор является одновременно и лицом, обязанным перед должником, не влечет перевод на цессионария соответствующих обязанностей цедента. Цедент не освобождается от исполнения продолжающих лежать на нем обязанностей.

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании просроченной задолженности за переданную электроэнергию. В подтверждение своих прав истец указал, что на основании соглашения об уступке права (требования) получил от энергоснабжающей организации право (требование) на уплату ответчиком определенной суммы задолженности за конкретный период.

Арбитражный суд в иске отказал, указав, что нормы ГК РФ, регулирующие вопросы перехода прав кредитора к другому лицу (параграф 1 главы 24 Кодекса), предполагают полную замену кредитора в обязательстве. В данном же случае исполнение договора на передачу электроэнергии носит длящийся характер: с исполнением энергоснабжающей организацией своих обязательств по отдельному периоду обязательства по передаче электрической энергии в последующих периодах не прекращаются и договор продолжает действовать. Договор энергоснабжения в части обязательств энергоснабжающей организации сторонами не изменялся; более того, новый кредитор и не мог принять на себя исполнение обязанности по поставке электроэнергии по этому договору.

Таким образом, соглашение об уступке права (требования) противоречит параграфу 1 главы 24 ГК РФ и поэтому является ничтожным (статья 168 ГК РФ).

Постановлением суда кассационной инстанции решение суда было отменено, иск удовлетворен по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им по сделке другому лицу.

Учитывая, что в договоре энергоснабжения в обязательстве по оплате энергоснабжающая организация выступала в качестве кредитора, имеющего право требовать исполнения денежного обязательства от должника, указанное право (требование) могло быть уступлено. Уступая право другому лицу, энергоснабжающая организация лишается возможности предъявить требование о его исполнении к должнику. При этом положение такой организации как должника в обязательстве передать электроэнергию остается неизменным. Уступка права (требования) влечет за собой замену кредитора в конкретном обязательстве, в состав которого входит уступаемое право (требование), а не замену стороны в договоре.

Поскольку наличие и размер задолженности ответчиком не оспаривались, суд кассационной инстанции исковые требования удовлетворил.

По другому делу индивидуальный предприниматель (покупатель по договору поставки) обратился с иском в арбитражный суд к цессионарию о взыскании с последнего на основании статьи 521 ГК РФ неустойки в связи с недопоставкой поставщиком товара.

В обоснование заявленного требования истец сослался на договор поставки, которым установлена неустойка за недопоставку товара, и заключенное между поставщиком и ответчиком (цессионарием) соглашение об уступке права (требования), согласно которому поставщик уступил право (требование) на оплату товаров, поставляемых им индивидуальному предпринимателю в рамках указанного договора.

Полагая, что наряду с указанным правом (требования) к цессионарию перешли также обязанности по договору поставки, истец предъявил настоящий иск. Кроме того, он указал, что по смыслу параграфа 1 главы 24 ГК РФ уступка права (требования) предполагает полную замену стороны в договоре, то есть переход не только прав, но и обязанностей по договору.

Решением суда в иске было отказано по следующим основаниям.

Уступка права (требования) представляет собой замену кредитора в обязательстве (статья 382 Кодекса). Последствием уступки права (требования) является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование). Уступка права (требования) по обязательству, в котором каждая из сторон является и кредитором и должником, не может привести к переводу соответствующих обязанностей, лежащих на цеденте как стороне договора, на цессионария. Для перевода таких обязанностей необходимо совершение сделки по переводу долга (параграф 2 главы 24 ГК РФ). В данном случае сделки по переводу долга сторонами не совершалось. Поэтому на цеденте (продавце по договору поставки) продолжают лежать обязанности, связанные с исполнением договора поставки, в частности обязанности по передаче соответствующего товара, по уплате неустойки в связи с нарушением своих обязательств. Поэтому заявленное требование может быть предъявлено к поставщику (цеденту), но не к цессионарию.

 

К каким ситуациям не применяется ст. 391 ГК РФ

Уступка требования по обязательству, в котором первоначальный кредитор одновременно является лицом, обязанным перед должником, не влечет перевода долга

 

Пункт 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120

Уступка права (требования) по обязательству, в котором уступающий требование кредитор одновременно является лицом, обязанным перед должником, не влечет перевода на цессионария соответствующих обязанностей цедента. Последний не освобождается от исполнения своих обязанностей.

 

Если перевозчик передает обязанности по договору воздушной перевозки, это не является переводом долга

 

Определение Верховного Суда РФ от 23.09.2010 N КАС10-434

Пунктом 6 Федеральных авиационных правил, утвержденных Приказом Минтранса России от 28.06.2007 N 82, перемена лиц в обязательстве (перевод долга) по договору воздушной перевозки не предусмотрена. Во всех случаях должником остается лицо, заключившее данный договор с пассажиром. Поэтому указанный пункт не противоречит требованиям ст. 391 ГК РФ.

 

Какие действия признаются правомерными в соответствии со ст. 391 ГК РФ

В мировое соглашение по делу о банкротстве может быть включено условие о переводе долга на третье лицо

 

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20.12.2005 N 97 <Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с заключением, утверждением и расторжением мировых соглашений в делах о несостоятельности (банкротстве)>

В мировое соглашение допускается включать условия не только о переводе долга и возложении исполнения на третье лицо, но и о вступлении третьего лица в обязательство должника в качестве солидарного или субсидиарного должника.

Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об утверждении мирового соглашения. В мировом соглашении участвовало третье лицо, которое принимало на себя обязательство по погашению задолженности должника перед кредиторами. В качестве обеспечения исполнения устанавливалась неустойка. По условиям мирового соглашения должник не выбывает из обязательства и его обязанности перед кредиторами сохраняются.

Представитель учредителей должника возражал против заключения мирового соглашения на таких условиях. По его мнению, действующим законодательством не предусматривается возможности вступления третьего лица в обязательство наряду с должником, а возможен только перевод долга с заменой должника на третье лицо либо возложение исполнения обязательств должника на третье лицо на основании пункта 1 статьи 313 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ). Однако в последнем случае не возникает обязательств третьего лица перед кредиторами должника.

Суд утвердил мировое соглашение, указав на то, что законодательство не определяет, в каком качестве третье лицо может участвовать в мировом соглашении, поэтому оно может принимать на себя любые обязательства в соответствии с условиями мирового соглашения. В данном случае перед кредиторами становятся обязанными два лица – должник и третье лицо, участвующее в мировом соглашении.

 

В каком порядке должны совершаться действия в соответствии со ст. 391 ГК РФ

По общему правилу перевод долга не может быть совершен без согласия кредитора

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.10.2013 N 3914/13 по делу N А06-7751/2010

По общему правилу, установленному в ст. 391 ГК РФ, перевод долга осуществляется только с согласия кредитора. Указанная норма защищает имущественное положение кредитора, позволяя ему выразить обязательную для сторон волю относительно возможности или невозможности вступления в обязательство нового должника. При этом кредитор вправе оценить с точки зрения добросовестности участников соглашения и возможных неблагоприятных имущественных последствий для самого кредитора имущественное положение этого должника, а также цель заключения соглашения о переводе долга.

 

Каковы последствия нарушения ст. 391 ГК РФ

Если сделка по уступке требования и переводу долга недействительна в части перевода долга, такая сделка недействительна и в части уступки требования на соответствующую сумму

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 09.10.2001 N 8414/00 по делу N А52-/509/2000/1

Сделка по уступке права требования и переводу долга, которая признана недействительной в части передачи кредиторской задолженности (перевода долга), исходя из смысла ст. 180 ГК РФ должна быть признана недействительной и в части передачи дебиторской задолженности (уступки требования) в равнозначной сумме, так как без включения недействительной части договора сделка не была бы совершена.

 

Позиции о переводе долга с согласия кредитора (п. 1 ст. 391 ГК РФ)

К каким ситуациям не применяется п. 1 ст. 391 ГК РФ

При универсальном правопреемстве (в результате реорганизации путем выделения) согласие кредитора на переход прав и обязанностей должника не требуется

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 17.03.2011 N 16555/10 по делу N А41-6959/10

Согласно ст. 391 ГК РФ должник вправе перевести свой долг на другое лицо лишь с согласия кредитора. При универсальном правопреемстве в результате реорганизации путем выделения права и обязанности должника переходят к вновь созданному юридическому лицу на основании закона. На такой перевод долга согласие кредитора не требуется.

 

Каковы последствия совершения действий в соответствии с п. 1 ст. 391 ГК РФ

После того как кредитор дал согласие на перевод долга, новый должник может согласовывать свои взаимоотношения с ним без участия первоначального должника

 

Постановление Президиума ВАС РФ от 16.07.2002 N 11754/01 по делу N А40-16619/01-11-215

После того как требование о согласии кредитора на перевод долга, предусмотренное ст. 391 ГК РФ, было соблюдено и долг переведен, первоначальный должник из обязательства выбывает. Дальнейшие взаимоотношения нового должника и кредитора могут быть согласованы ими без участия выбывшей стороны.

 

Позиции о применении правил о форме уступки требования к форме перевода долга (п. 2 ст. 391 ГК РФ)

Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 2 ст. 391 ГК РФ

Соглашения об уступке требования и о переводе долга по договору аренды, подлежащему госрегистрации, должны быть зарегистрированы

 

Пункт 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54

Если иное не установлено законом, договор цессии по сделке, требующей государственной регистрации, должен быть зарегистрирован в порядке, установленном для регистрации этой сделки. Например, подлежит государственной регистрации договор, на основании которого производится уступка требования об уплате арендных платежей по зарегистрированному договору аренды.

 

Разъяснения высших судов

Переводом долга не признают случаи, когда:

  • исполнение обязательства возложено на другое лицо

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65 “Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований”

Арбитражный суд доводы ответчика о зачете обоснованно отклонил, а иск удовлетворил. При этом было указано, что возложение исполнения обязательства не представляет собой случая перемены лица в обязательстве, ибо не является переводом долга (статья 391 ГК РФ). У акционерного общества (истца) не возникло обязательства перед кооперативом (ответчиком). Лицом, обязанным возвратить заем кооперативу, продолжает оставаться предприниматель (заемщик). Основания для прекращения обязательства по оплате товара зачетом у кооператива отсутствуют, так как у него не имеется встречного требования к акционерному обществу.

 

  • уступлены требования по обязательству, в котором каждая из сторон является и кредитором и должником

Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 <Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации>

Уступка права (требования) представляет собой замену кредитора в обязательстве (статья 382 Кодекса). Последствием уступки права (требования) является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование). Уступка права (требования) по обязательству, в котором каждая из сторон является и кредитором и должником, не может привести к переводу соответствующих обязанностей, лежащих на цеденте как стороне договора, на цессионария. Для перевода таких обязанностей необходимо совершение сделки по переводу долга (параграф 2 главы 24 ГК РФ). В данном случае сделки по переводу долга сторонами не совершалось. Поэтому на цеденте (продавце по договору поставки) продолжают лежать обязанности, связанные с исполнением договора поставки, в частности обязанности по передаче соответствующего товара, по уплате неустойки в связи с нарушением своих обязательств. Поэтому заявленное требование может быть предъявлено к поставщику (цеденту), но не к цессионарию.

 

 

Первоначальный должник при переводе долга выбывает из обязательства, связанного с осуществлением предпринимательской деятельности, если из соглашения неясно, выбывает он из обязательства или должники отвечают солидарно

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки”

Если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства (пункт 1 статьи 322, статья 391 ГК РФ).

В случае, если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства (статья 361 ГК РФ).

 

 

Новый должник не взыщет исполненное с первоначального должника при привативном переводе долга

 

“Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2018)” (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 28.03.2018)

В случае исполнения после привативного перевода долга новым должником своих обязательств перед кредитором погашается его собственный долг, при этом подобное исполнение в отличие от случаев поручительства или кумулятивного принятия долга (абзац второй п. 1 ст. 391 ГК РФ) не предоставляет новому должнику прав требования (суброгационных или регрессных) к первоначальному должнику.

 

Правила о поручительстве применяются, если неясно, что согласовали стороны: кумулятивный перевод долга или поручительство

 

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 54 “О некоторых вопросах применения положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации о перемене лиц в обязательстве на основании сделки”

Если из соглашения кредитора, первоначального и нового должников по обязательству, связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, неясно, привативный или кумулятивный перевод долга согласован ими, следует исходить из того, что первоначальный должник выбывает из обязательства (пункт 1 статьи 322, статья 391 ГК РФ).

В случае, если неясно, кумулятивный перевод долга или поручительство согласованы кредитором и новым должником, осуществляющими предпринимательскую деятельность, следует исходить из того, что их соглашение является договором поручительства (статья 361 ГК РФ)

.

Как можно согласовать предмет договора о переводе долга?

Для согласования предмета перевода долга нужно указать обязательство, из которого он возник

 

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 18.05.2017 N Ф03-1447/2017 по делу N А73-10313/2016

Выводы судов в части возможности перевода долга лишь в случае наличия у нового должника задолженности перед первоначальным должником в размере, не меньшем, чем переводимый долг, либо в случае предоставления первоначальным должником новому должнику средств для погашения долга не имеют правовой основы. По смыслу статьи 391 ГК РФ предмет договора перевода долга считается согласованным, если его условия позволяют определить обязательство, из которых возник долг и согласие кредитора на такой переход, иных обязательных требований норма не содержит.

Неправомерна также ссылка на нарушение прямого запрета, предусмотренного пунктом 4 части 1 статьи 575 ГК РФ, поскольку спорный договор (относительно первоначального должника и нового должника) заключен не между коммерческими организациями.

 

Предмет перевода долга можно согласовать, не указывая его размер

 

Поскольку при заключении сложной, предусматривающей как уступку права, так и перевод долга, сделки по замене стороны в обязательстве третье лицо должно осуществить исполнение уже новому кредитору, то обязанность по доплате у такого кредитора подлежит исполнению не первоначальной стороне, а третьему лицу, то есть передача обязанности по оплате компенсируется получением встречного представления от третьего лица на ту же сумму, в связи с чем размер задолженности первоначальной стороны определяется только как отрицательная разница предусмотренной договором полной стоимости представления третьего лица суммы выплаченного аванса и полученного от третьего лица первоначальной стороной исполнения. Учитывая, что факт получения бенефициаром исполнения от принципала по договору подряда не подтвержден, то размер подлежащей выплате заказчику как новой стороне договора подряда компенсации за перевод долга является нулевым; сумма выплаченного бенефициаром аванса компенсирована при заключении Соглашения о прекращении обязательств зачетом от 30.12.2013 г. При этом суд обоснованно признал обоснованными возражения на отзыв банка в части довода о незаключенности Соглашения, так как условия о размере встречного исполнения по передаваемым правам либо переводимым обязанностям, а равно содержание самих прав и обязанностей, если перемена лица в обязательстве производится целиком, не является существенным условием договора цессии либо перевода долга.

В настоящем случае переход прав и перевод долга подразумевается в полном объеме. Кроме того, суд правомерно признал довод заказчика о пропуске банком срока исковой давности, поскольку, исходя из положений п. 2 ст. 166 и ст. 168 ГК РФ и с учетом правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 75 Постановления Пленума N 25 от 23.06.2015 г., сделка, не посягающая на публичные интересы, считается оспоримой и, следовательно, срок исковой давности по ней согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ составляет один год. Учитывая, что о заключении спорного соглашения банк узнал при получении 14.11.2013 г. уведомления от 25.10.2013 г., подписанного заказчиком, бенефициаром и принципалом, то на момент предъявления встречного иска срок исковой давности истек, что является в силу ст. 199 ГК РФ самостоятельным основанием для отказа во встречном иске. При таких обстоятельствах на основании изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о том, что требования встречного иска удовлетворению также не подлежат.

Поскольку при заключении сложной, предусматривающей как уступку права, так и перевод долга, сделки по замене стороны в обязательстве третье лицо должно осуществить исполнение уже новому кредитору, то обязанность по доплате у такого кредитора подлежит исполнению не первоначальной стороне, а третьему лицу, то есть передача обязанности по оплате компенсируется получением встречного представления от третьего лица на ту же сумму, в связи с чем размер задолженности первоначальной стороны определяется только как отрицательная разница предусмотренной договором полной стоимости представления третьего лица суммы выплаченного аванса и полученного от третьего лица первоначальной стороной исполнения. Учитывая, что факт получения бенефициаром исполнения от принципала по договору подряда не подтвержден, то размер подлежащей выплате заказчику как новой стороне договора подряда компенсации за перевод долга является нулевым; сумма выплаченного бенефициаром аванса компенсирована при заключении Соглашения о прекращении обязательств зачетом от 30.12.2013 г. При этом суд обоснованно признал обоснованными возражения на отзыв банка в части довода о незаключенности Соглашения, так как условия о размере встречного исполнения по передаваемым правам либо переводимым обязанностям, а равно содержание самих прав и обязанностей, если перемена лица в обязательстве производится целиком, не является существенным условием договора цессии либо перевода долга.

В настоящем случае переход прав и перевод долга подразумевается в полном объеме. Кроме того, суд правомерно признал довод заказчика о пропуске банком срока исковой давности, поскольку, исходя из положений п. 2 ст. 166 и ст. 168 ГК РФ и с учетом правовой позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 75 Постановления Пленума N 25 от 23.06.2015 г., сделка, не посягающая на публичные интересы, считается оспоримой и, следовательно, срок исковой давности по ней согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ составляет один год. Учитывая, что о заключении спорного соглашения банк узнал при получении 14.11.2013 г. уведомления от 25.10.2013 г., подписанного заказчиком, бенефициаром и принципалом, то на момент предъявления встречного иска срок исковой давности истек, что является в силу ст. 199 ГК РФ самостоятельным основанием для отказа во встречном иске. При таких обстоятельствах на основании изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о том, что требования встречного иска удовлетворению также не подлежат.

 

 

Предмет перевода долга по длящемуся обязательству нельзя согласовать, не указав на размер долга и период его возникновения

 

Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 21.01.2019 N Ф10-4856/2018 по делу N А83-9061/2017

При этом в пункте 10.10 договора энергоснабжения N 2816 обязательством, из которого возник долг, указан договор от 25.07.2005 N 955, однако условие об объеме долга, принятого МУП “Управком “Уют”, не определено. Акт сверки взаимных расчетов по договору от 25.07.2005 N 955 к договору энергоснабжения N 2816 не приложен, конкретный период образования долга, переведенного на МУП “Управком “Уют”, не указан.

 

Как квалифицируют договор перевода долга, если в нем нет указания на возмездность?

Договор перевода долга, в котором нет указания на возмездность, признают:

  • возмездным, если это следует из его содержания и обстоятельств дела 

 

Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 20.06.2016 N Ф06-9378/2016 по делу N А57-18336/2015

Как правомерно отмечено судебными инстанциями, заключенный между сторонами договор о переводе долга N б/н от 11.02.2011 хоть и не содержит положений об обязательстве ответчика произвести встречное предоставление в виде денежных средств в сумме равной сумме переведенного долга, это не свидетельствует о том, что истец принял обязательства ответчика безвозмездно, истец освободил ответчика от имущественной обязанности в соответствии с договором о переводе долга N б/н от 11.02.2011, а с одновременным получением имущественного комплекса принадлежавшего ответчику.

 

  • безвозмездным (ничтожен как дарение между коммерческими организациями)

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.09.2016 N Ф04-3630/2016 по делу N А46-13714/2014

Следовательно, договоры о переводе на ООО “Горьковский Коммунальщик” долга перед кредиторами МУП “Горьковское” в силу статьи 168 ГК РФ являются недействительными (ничтожными), как нарушающие предусмотренный Законом запрет, и не влекут никаких правовых последствий.

 

Как расторгнуть договор перевода долга?

Для расторжения договора перевода долга нужно получить согласие кредитора 

 

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.03.2018 N Ф05-20818/17 по делу N А40-82251/2017

Исследовав и оценив все представленные сторонами доказательства, а также доводы и возражения участвующих в деле лиц, руководствуясь положениями действующего законодательства, суд апелляционной инстанции правильно определил спорные правоотношения, с достаточной полнотой выяснил имеющие существенное значение для дела обстоятельства, учитывая, что расторжение договора перевода долга является фактически обратным переводом долга на первоначального должника, а расторжение заключенного договора является сделкой, принимая во внимание, что расторжение договора перевода долга без согласия кредитора существенно нарушит права последнего, а поскольку при расторжении соглашения о переводе долга также происходит замена должника в существующем обязательстве, то суд апелляционной инстанции правомерно указал, что наличие согласия кредитора обязательно.

Таким образом, в материалах дела отсутствуют доказательства наличия согласия кредитора на расторжение соглашения о переводе долга, то суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что сделка по расторжению соглашения о переводе долга не может быть признана соответствующей обязательству.